14 окт. 2019 / 16:45

Население Дагестана накануне российского завоевания

Продолжение. Начало: Историческая демография Дагестана. Источники, ранний период и город Дербент.

 

Б. 1. Античное и средневековое население Дагестана

Дагестанские историки считают, что численность населения Дагестана на протяжении всего периода античности и средневековья колебалась в районе 400-500 тысяч. Учитывая, что, согласно Страбону, албаны вооружали 60 тысяч пеших воинов и 22 тысячи всадников, а часть Дагестана входила в состав Кавказской Албании, не говоря уже о том, что и на территории остальной части Албании жили в основном дагестаноязычные народы, Гасанов и Магомедова оценили численность дагестанского населения в 350-400 тысяч человек.

В период раннего средневековья и арабского завоевания авторы дают оценку в пределах 500 тысяч человек. Для оценки населения к концу средневековья – на рубеже XV-XVI вв. они обращаются к завещанию аварского правителя Андуника Нуцула (1485 г.), где тот говорит следующее:

«В вилаяте Дагистан двести сорок тысяч мужей. [Из них] семьдесят тысяч у Тафасара, тридцать тысяч у Хайдака, сто тысяч мужей — в войске падишаха ал-Гумуки и сорок тысяч в войске нуцала ал-Авари, и они храбрее всех…»

То есть, в Табасаране было 70 тысяч воинов, в Кайтаге – 30 тысяч, 100 тысяч у Кумухского владетеля, а 40 тысяч у самого нуцала. Всего 240 тысяч воинов, причем это не охватывает всей территории Дагестана, поэтому Гасанов и Мамедова оценили численность населения Дагестана на этот период в 1 миллион человек.

По состоянию на конец XVIII-начало XIX века они приводят оценку Броневского по числам дворов и вооруженных лиц и приходят к выводу о том, что количество горцев заметно превышало 600 тысяч человек. Вероятно, вновь речь идет о миллионе. Гасанов и Магомедова также ссылаются на Буткова (1798 год), согласно которому дагестанские владетели могли выставить в сумме до 90 тысяч ополченцев.

Существуют, однако, определенные сомнения в точности приведенных цифр. В статье «Что представляет собой "еврейская проблема Армении" – к теме дискутируемого антисемитизма в Армении» я привожу в качестве примера цифры по числу выселенных из армянских городов семейств евреев и армян, которые завышены практически на порядок.

То же самое следует предполагать и о цифрах предполагаемых войск Кавказской Албании. Приведу пример. Вся Римская империя, обладавшая куда большим организационным потенциалом, на пике своего могущества в первой половине II века, обладала 71.5 тыс. кавалерии, 152.3 тыс. пехоты и 154 тыс. легионеров, причем довольно значительные территории, такие как Дакия, Каппадокия, Мезия и др. оборонялись куда меньшим числом войск, чем предполагаемые 82 тысячи албанского войска. На какую величину завышен призывной потенциал Андуником Нуцулом уже в XV веке сказать точно невозможно, но речь опять же должна идти о завышении в несколько раз.

Б. 2. Призывной потенциал Дагестана на конец XVIII века и численность населения

Б. 2. 1. Грузинский источник

Грузинский источник конца XVIII века дает куда более скромную оценку призывного потенциала Дагестана. Это Реестр сел и местностей Дагестана, численности мужского населения и знатных беладов, составленный по данным грузинской царской канцелярии для представления П. С. Потемкину. Представлен россиянам данный реестр был в конце мая-начале июня 1784 года, почти что незамедлительно после Георгиевского трактата. Это период, когда Российская империя начала все активнее присутствовать на Кавказе, но еще не начала военных действий (за исключением персидского похода Петра первого). Но натиск уже постепенно готовился и, видимо, именно поэтому российское руководство интересовалось способностью Дагестана противостоять. Собственно, с 1796 года уже началось завоевание Дагестана.

Согласно реестру, в Дагестане тогда было 43 900 мужчин боеспособного возраста. В том числе:

  • Из Карка, Салты, Цадаара, Ахуша и Кабачело-бои – 6000,
  • От Сурхава – 5000,
  • От аварскагого хана – 5000,
  • Из Циркиты и ближайших мест Онсокол, Аракан, Белакан и окружных деревень называемых Киндалал – 4000,
  • Из Кудасила, Джухи, Ружги, Сугата и окружных деревень называемых Андалы – 4000.

А к примеру из Табасарана – 1000 человек. Также там приведены имена ряда беладов (по-грузински – вождь), которые в состоянии выставить порядка 300 человек.

Всего в этот период в Дагестане было до 24 феодальных владений и более 60 джамаатских союзов (см. Магомедов, Магомедов, История Дагестана. Махачкала, 1994, стр. 223).

 

Б. 2. 2. «Сведения…» Буткова

Примерно к тому же периоду относятся «Сведения о Кубинском и Дербентском владениях» под авторством П. Г. Буткова. Текст опубликован в 1798 году, а данные, вероятнее всего были собраны в 1796 году во время его участия в Персидском походе. Бутков исходил из числа по три мужчины на один двор, поскольку, хотя он приводит численность мужского населения, скорее всего, она рассчитана на основании числа дворов. Я свел все приведенные Бутковым данные в таблицу.

Таблица 1. Военные и демографические сведения Буткова о Дагестане и Ширване

Регион или владетель

Войск

Деревень, г. (город)

Дворов

Душ мужского пола

Территории современного Дагестана

Шемхал Тарковский, Акушинский народ

26,000

 

30,000

98,000

Уцмий Каракайдацкий

7,000

 

25,000

75,000

Кадий Табасаранский со вспомогательными тавлинцами

2,500

18

 

6,000

Маасум Максютовский

4,000

40

 

24,000

Дербентская провинция

4,000

15, г.

 

9,300

Хамбутай Казакумыкий

20,000

300

 

150,000

Дженгутейские владельцы

5,000

10

 

21,000

Аварский хан с союзными владениями

18,000

100

 

90,000

Территории современного Азербайджана

Кубинская провинция

6,000

266, г.

 

23,147

Хан Бакинский

2,000

36, г.

 

9,000

Хан Шемахинский

4,500

30, г.

 

30,000

Хан Шекинский

10,000

70, г.

 

6,000

Сальянская провинция

1,000

30

 

5,000

Результаты

Территории в составе современного Дагестана

86,500

~730, г.

155,100

473,300

Территории в составе  современного Азербайджана

23,500

432, 4 г. и кочевья

24,400

73,150

Всего

112,000

1160, 5 г. и кочевья

179,500

546,450

 

Данные цифры предполагают примерно вдвое больший призывной потенциал Дагестана по сравнению с грузинским источником, а количество дворов и жителей вообще выглядит невероятно большим. При этом, если грузинский двор полагал, что аварский хан может выставить 5 000 бойцов, то Бутков говорит уже о 18,000 (правда, с союзниками). Если цифры Буткова соответствовали бы действительности, то в Дагестане действительно могло бы проживать до миллиона человек, но ниже мы увидим, что эта оценка не является реалистичной.

В то же время, данные по призывному потенциалу могут иметь сравнительно большую точность, поскольку добыты участником боевых действий, имевшему возможность на практике оценить способность дагестанцев к мобилизации, в отличие от численности населения, которую доподлинно знать он не мог.

 

Б. 2. 3. Демографическая оценка на основе призывного потенциала

Как все вышесказанное соотносится с численностью всего населения можно судить лишь приблизительно, но нам известна такая закономерность – в аграрных доиндустриальных обществах при предельной мобилизации, можно выставить в среднем одного воина на 10 жителей. Объясняется это следующим образом: в зависимости от рождаемости, более 40% населения являются несовершеннолетними, из остальных половину составляют женщины, а из оставшихся мужчин – некоторое число составляют мужчины старшего возраста, неспособные к несению военной службы по возрастным причинам, также немало бывает людей, имеющих физические или ментальные заболевания, наконец может случиться, что в одной семье более двух молодых мужчин призывного возраста – тогда чаще всего призывается только один.

Приведем в качестве примера половозрастной состав сельского населения Дагестанской области по переписи населения 1897 года.

На графике видно, что население очень молодое и рождаемость продолжает оставаться высокой, но слишком отчетливо видна возрастная аккумуляция, которую неплохо было бы скорректировать, в противном случае график почти нечитаем. Для того, чтобы избежать выдвижения гипотез и статистических манипуляций с этими цифрами, правильнее всего будет сгруппировать население по 5-летним группам, но заканчивающимся не на -4 и -9, как принято в демографии сегодня, а на -5 и -0, поскольку помимо возрастной аккумуляции (люди не знали своего точного возраста), возраст часто оказывался еще и завышен. Результат – на графике ниже.

В данном случае общая численность населения, указавшего возраст, составляет 526,165 человек, а мужчин в возрасте от 16 до 40 лет – 94,824 или 18%. При этом, довольно многих из этого числа надо будет исключать для получения реального числа потенциальных призывников. Поэтому, указанные цифры (44-87 тыс. чел.), которых Дагестан предположительно мог выставить в конце XVIII века, обычно не могли быть в реальности мобилизованы. В приложении к реестру, предоставленному грузинским двором указывается, что это число мужчин (которые могут взять в руки оружие), в то время как число реально воюющих воинов составляет 14-15 тысяч. Также авторы указали, что во время походов Надир-шаха на Дагестан число воюющих с ним дагестанцев составляло до 11 тысяч человек. Это может означать в том числе и то, что по оценке грузинской стороны, со времен походов Надир-шаха (то есть с 40-х гг. XVIII века) население Дагестана выросло на треть.

Стоит учесть, что современные историки полагают несколько большее вовлечение населения в войну с Надир Шахом – более 20 тысяч человек (из Табасарана, Ханалыка, Ахтыпара, Курали и Кайтага) в отдельных сражениях за исключением оборонявшихся в Джаро-Белоканах. (см. Б. Г. Алиев, М. С. К. Умаханов. Историческая география Дагестана XVII – нач. XIX в., кн. 2, Махачкала: 2001, стр. 90). Сколько было оборонявшихся во всем Дагестане за все время войны мы доподлинно не знаем, но, вероятно, оно не было таким уж маленьким и превышало 11 тысяч человек.

Впрочем, у нас есть и другие ограничения по определению численности населения Дагестана в конце XVIII века, согласно этому документу – возможные несовпадения границ. Во-первых, Дагестан, также, как и приграничные ему территории современного Азербайджана, не являлся государством и не мог иметь четкой политической границы в современном смысле этого слова. Во-вторых, ввиду еще большей размытости этнических границ, разные авторы могли понимать понятие Дагестан по-разному. Споры по этому поводу продолжаются и поныне. К примеру, стоит ознакомиться с этим материалом: «Южная граница Дагестана в XVIII веке».

Грузинский источник не дает точной демаркации географии Дагестана, но, вероятнее всего, северная часть Дагестана в это число не включена, также как у Буткова. Тем не менее, можно попытаться вычислить численность населения исходя из числа мужчин боеспособного возраста.

Таблица 2. Население Дагестана в границах XVIII в. исключая территории современного Азербайджана, по разным сценариям

Воины - … % населения

Исходя из оценки грузинского источника

Исходя из оценки Буткова

14%

313,600

617,900

18%

243,900

480,600

22%

199,500

393,200

 

Как мы видим, разброс в оценках достигает трехкратного значения, но на основе этих данных с наибольшей уверенностью можно говорить о том, что численность Дагестана накануне российского завоевания составляла от 244 до 480 тысяч человек. Это в 2-4 раза меньше, чем предполагали Гасанов и Магомедова, но мне именно этот коридор представляется наиболее реалистичным. В дальнейшем, уже на материале данных, предоставляемых российскими авторами и переписями, я попытаюсь сузить этот разброс.

 

Окончание: Население Дагестана в XIX веке

Грант Микаелян

Погода на Кавказе
Android badge Ios badge
TopList