23 нояб. 2019 / 02:13

Оппозиция в Армении через полтора года после «Бархатной революции»

На данный момент политический ландшафт Армении находится в процессе быстрой трансформации. И если вопрос формирования власти уже решился за последний год (см. к примеру Съезд правящей партии Армении – результаты), то вопрос формирования альтернативных или оппозиционных сил не имеет простого технического решения и более растянут во времени. Предыдущий этап трансформации власти – выборы – не привел к формированию устойчивой политической системы – оппозиция в стране почти исчезла (см. Чем будет и чем не будет новый парламент Армении. Политические результаты выборов).

Вкратце напомню основные результаты, которые тогда уже были очевидны. Выборы отражали общественное мнение на момент голосования, но поскольку кампания была короткой и острой, создался зазор для изменения общественных предпочтений по сравнению с представительством в парламенте. В парламенте есть две номинально оппозиционные партии, но ни одна из них даже сама себя собственно оппозицией власти не считает. В парламенте нет старых сил, нет опытных сил и нет идеологических сил, в том числе, на правом спектре.

Итак, с течением времени, формируется определенный политический запрос со стороны общества, но на него нет адекватного ответа, поскольку парламент не может меняться по ходу. Это приводит к активизации политических сил, особенно на право-центристском, правом и крайне правом спектре.

Недавно был создан клуб «Вернатун», его учредитель Вазген Манукян, один из создателей Республики Армения, лидер Комитета «Карабах» и бывший премьер. Вплоть до недавнего времени он был главой Общественной палаты, впоследствии подал в отставку. После организовал встречу клуба, куда позвал многих политических деятелей, но откликнулись в основном те, кто сегодня находятся в оппозиции, из-за чего мероприятие приняло отчетливо оппозиционный характер. Это вызвало раздражение со стороны власти, что было обоснованно. Вероятно, создание клуба «Вернатун» это самое серьезное событие на оппозиционном поле за последние полтора года.

На оппозиционном поле, естественно, представлены бывшие руководители страны – Роберт Кочарян и Серж Саргсян, а также их политические группы. Имея серьезные финансовые, организационные и кадровые ресурсы, они обеспечивают свое присутствие в политике. Но уже сегодня было бы совсем неверным считать, что они являются центральными оппозиционными фигурами в стране. Также присутствует партия «Дашнакцутюн», сначала вступившая в коалицию с Пашиняном, а сейчас ведущая оппозиционную деятельность. На выборах в декабре прошлого года она получила 4%, а это, учитывая все условия, очень немало, и создает возможности для продолжения деятельности в будущем. Сами бывшие лидеры молчат, но из их политических групп доносятся определенные голоса, можно выделить как хорошего оратора спикера РПА Эдуарда Шармазанова.

Еще одной и очень интересной группой в оппозиционном поле являются бывшие оппозиционеры. Если бы это был один человек или два, то это было бы совпадение, но их куда больше. К их числу можно отнести Гранта Багратяна, Давида Шахназаряна, Гургена Егиазаряна и других людей, связанных с АОД. А из тех, что помоложе – Артура Даниеляна (бывший соратник Никола), Нарека Самсоняна (был активистом АОД) и ряд других. Постепенно оппозиционные взгляды стали выражать также общественно-политические деятели, такие как Ашот Манучарян и Паруйр Айрикян, которые также были в радикальной оппозиции прошлым властям, но они были и оппозиционерами для Левона Тер-Петросяна и АОД. Опыт оппозиционной борьбы дался этим людям не зря, и если республиканцы себя в оппозиции чувствуют крайне неуютно, то для перечисленных выше лиц это напротив – привычная роль и они в ней чувствуют себя очень уверенно.

Есть и еще одна группа политических деятелей, которые встали в оппозицию новой власти по разным, в первую очередь, идеологическим причинам. Сегодня они ассоциируются с «бывшими» властями, но в действительности они никогда во власти не были, и выбрали свою позицию по идеологическим причинам. В первую очередь это Виталий Баласанян, герой карабахской войны и бывший кандидат в президенты НКР. Также, можно вспомнить бывшего главу СНБ Ванецяна, который, вопреки моим ожиданиям, скорее всего пойдет в политику. (см. Бывший глава СНБ Армении Ванецян высказался по острым политическим вопросам). Я бы добавил сюда зятя Сержа Саргсяна Микаела Минасяна. Он ведет пока еще мало кому понятную политическую линию, но то что точно можно сказать, что она не связана с линией Сержа Саргсяна, более того, частью прошлой власти его можно называть лишь условно. Также, к этой категории можно отнести Нарека Маляна, пиарщика, бывшего советника главы Полиции. Малян в свое время встречал Пашиняна, выходившего из тюрьмы, голосовал за него и поддерживал, но сейчас остро критикует его и фонд Сороса, союзный новой власти. Можно вспомнить журналиста Менуа Арутюняна, который решил заняться политикой и остро критикует власти по идеологическим причинам, и ряд других, менее заметных политических деятелей, как Гарник Исагулян и др.

Также, можно отметить новые политические силы. Среди них я бы выделил партию «Одна Армения» (под руководством Газиняна), партию «Твой выбор» (социал-демократическая партия, которая идеологически не является противником властей, но представляет собой наиболее концентрированный вариант альтернативной платформы, будучи похожей на зеленую, лево-либеральную партию европейского типа), а также партию «Национальная повестка» (под руководством Аветика Чалабяна). Последняя партия имеет четкую идеологическую платформу (правую), но отличается более активной организационной деятельностью по сравнению с другими малыми партиями и большей полицентричностью, таким образом представляя альтернативу всему политическому полю.

Все эти силы объединиться не могут, хотя определенные позиции по этому поводу высказывались. Тот же Кочарян говорил, что объединяться необходимо по принципу «Консенсус-1», где 1 – Пашинян, соответственно, все остальные должны объединиться, причем против него. Но в действительности, работает Консенсус—2, поскольку с прошлыми властями никто особо не хочет объединяться, в том числе по причине их собственной высокомерности.

Также, объединение невозможно пока этим партиям и политическим группам выгодно находиться в оппозиции. Они могут этого не до конца осознавать, но им действительно выгодно быть в оппозиции, по крайней мере, сейчас. Объединения против власти происходят в тех случаях, если власть начинает давить оппозицию не по отдельности, а сразу целиком. Пашинян должен быть осторожен и не допускать таких ошибок, поскольку если оппозиция объединится, разговорами о том, что против него выступает воплощение коррупции, отделаться не удастся. Объединенная оппозиция – это то, что является тараном против власти во всех гибридных режимах, к каковым можно относить и Армению.

На данный момент – и в ближайшие год-полтора все это поле будет испытывать период институционального развития. Разрушив все партийное поле, Бархатная революция дала толчок к формированию нового поля, особенно из-за того, что многие увидели процесс смены власти и начали рассматривать такие варианты для себя. Вместе с тем Пашинян пока еще может быть в безопасности. Несмотря на то, что его собственный рейтинг уже заметно снизился, пока еще потеря им избирателей не приводит к автоматическому росту поддержки оппозиции. Избиратель становится более апатичным, а не оппозиционным, хотя и этот этап в какой-то момент придет – и учитывая скорость происходящих изменений, это может произойти достаточно быстро.

Погода на Кавказе
Android badge Ios badge
TopList