дек. 23 2009, 12:09

Али Адалло (поэт, Дагестан): "В республике идёт полноценная гражданская война"

В Республике Дагестан нет нужды представлять кому бы то ни было поэта, публициста, бывшего члена Союза писателей Дагестана Абдулу Алиева (Али Адалло). Он родился в селении Урада, Советского района (ныне Гидатль, Шамильский район) Дагестанской ССР 15 февраля 1932 года.

Стихи Алиева начали печатать в республиканской и районной газете еще в школьные годы. После окончания московского Литературного института им.Максима Горького работал в различных издательских структурах Дагестана. Широкую известность как аварский поэт он получил еще в советские времена. Адалло - автор более тридцати книг на аварском и русском языках. Его относят к классикам аварской поэзии, переводы его стихов публиковались в Москве, труды Адалло изучали в школьных программах.

С конца восьмидесятых годов прошлого века поэт - один из самых активных участников горбачевской "перестройки". В 1985 году его избрали председателем аварского общественно-политического и культурно-национального движения "Джамаат". В 1992 году Алиев вышел из Союза писателей Дагестана. В открытом письме бывшим коллегам по перу Адалло мотивировал свой шаг желанием "привлечь внимание широкой общественности к продолжающемуся в Дагестане в завуалированной форме номенклатурно-уголовному произволу и беззаконию".

В 1994 году Алиев стал главным редактором независимой газеты "Путь ислама". Часто ездил в Чечню, что позволило поэту завязать близкие знакомства почти со всеми официальными и неофициальными лидерами Ичкерии. В 1998 году Адалло избрали первым заместителем председателя Конгресса народов Ичкерии и Дагестана (председателем был Шамиль Басаев).

В 1999 году, после вторжения в Дагестан вооруженных отрядов Басаева и Хаттаба, в большинстве своем состоящих из земляков Адалло, Алиев был объявлен в федеральный и международный розыск по обвинению в участии в вооруженном мятеже и покинул Россию. Тогда же дагестанские власти предприняли ряд мер с целью дискредитации и умалчивания имени поэта: страницы с его стихами были вырваны из всех учебников, также была уничтожена фонотека республиканского радио с песнями на слова Адалло. За границей были выпущены несколько книг Адалло, в том числе на английском и турецком языках.

На родину поэт вернулся в 2004 году, при согласии руководства Дагестана и поддержке ряда известных российских поэтов и писателей, членов российского ПЕН-клуба – Андрея Вознесенского, Андрея Битова, Фазиля Искандера и прочих. Против возвращения Адалло неоднократно и публично выступал покойный министр внутренних дел Дагестана Адильгерей Магомедтагиров. В октябре 2004 году Адалло приговорили к восьми годам лишения свободы (условно) за "призыв к насильственному свержению власти" и "участие в незаконных вооружнных формированиях". В начале августа 2007 года вышла в свет очередная книга поэта "Диалоги с Адалло" ("Книга II"). Несколько раз состоялись встречи Адалло Алиева с президентом Дагестана Муху Алиевым, на которых, помимо прочего, обсуждались и вопросы слежки за двумя сыновьями поэта неизвестных лиц, которых сам Адалло считал представителями силовых структур.

В интервью "Кавказскому узлу" Адалло Алиев рассказал о своём взгляде на сегодняшние события в Дагестане и на Северном Кавказе.

Салафиты и власть

- Что сейчас происходит в Дагестане?

- Есть прекрасный фильм "Холодное лето пятьдесят третьего" Александра Прошкина, где играют замечательные артисты Анатолий Папанов и Валерий Приемыхов. Для тех, кто не помнит или не знает, напомню, что в 1953 году была амнистия из-за смерти Сталина. Тогда одномоментно на свободе оказались совершенно разные люди. И вот в фильме по замыслу режиссера на изолированном островке встречаются зеки-убийцы, мирные люди, капитан-разведчик и гуманист, бывший фронтовик, прошедший через ГУЛаг. Зеки, которых было большинство, считали, что пришел их час. Они стали обустраивать островной мир по своим уголовным понятиям. Действовали беспощадно. Казалось, ничто их не остановит, - но в конечном итоге почти всех преступников убивает капитан-разведчик.

Точно то же самое происходит в современном Дагестане: он превратился в остров, где свои правила игры диктуют отнюдь не самые законопослушные граждане, а помощи извне нет уже в который год. Сейчас республика ждет своего разведчика, гуманиста, который и должен очистить наши авгиевы конюшни.

- Обстановку в Дагестане в определенной мере усугубляет противостояние между властью, силовыми ведомствами и частью дагестанского общества, желающей жить в соответствии с нормами ислама. Это противостояние имеет тенденцию к усилению или наблюдается обратная картина?


- К сожалению, противостояние только усугубляется. И в основе всего лежит неправильное понимание сложившейся ситуации, когда отдельные чиновники в Москве и на местах решили, что любую проблему можно решить путем давления и насилия. Вместо созидательного диалога мы видим прямое давление, преследование молодых мусульман, формирование образа нового врага, а то и пресловутые спецоперации.

- Могут ли так называемые салафиты в Дагестане безбоязненно следовать своим взглядам?

- Я не воспринимаю термин "салафит", как и "ваххабит", - есть только истинный мусульманин, который хочет следовать Священному Корану и пути нашего Пророка (да благословит его Аллах и приветствует!). Но раз термин уже стал общеупотребляемым, будем допускать, что в Дагестане есть салафиты, которых здесь обычно называют ваххабитами. На них давят со всех сторон.

Вот у меня длинная борода. Такая же была у всех пророков, праведных имамов и наших предков. Такую же носил и легендарный имам Чечни и Дагестана Шамиль. Теперь ношение бороды даже для меня, восьмидесятилетнего мужчины, большая проблема, потому что определенная часть общества и все сотрудники правоохранительных органов считают её атрибутом ваххабитов. Я не могу ходить на обязательные пятничные молитвы, потому что чувствую явную и скрытую враждебность окружающих. Милиция же задерживает молодых людей сплошь и рядом за ношение даже небольшой бороды. Не меньше проблем у представительниц прекрасного пола, носящих хиджаб. Им запрещают посещать школы, ВУЗы, их не берут на работу. Идёт насилие над теми людьми, которые считают, что они должны следовать Корану и хадисам.

Я часто езжу к себе район. Смотрю местное телевидение. Каждый раз показывают одно и то же: митинги, чьи-то выступления о том, что ваххабитов надо резать, убивать, головы им резать. И подобное повторяется по всему Дагестану. Куда смотрит власть, куда смотрит милиция?

Али Адалло о преследовании салафитов в Дагестане:


- Какую позицию в этом противостоянии занимает Духовное управление мусульман Дагестана? Могут ли его представители быть посредниками между властями и "силовиками", с одной стороны, и приверженцами чистого ислама - с другой?

- Посредничество исключено, потому что официальное духовенство однозначно приняло сторону властей и силовиков.

- Наш читатель не очень разбирается в специфике дагестанского и северокавказского ислама. Если не трудно просветите его, пожалуйста.

Полный текст

Комментарии (9)

Android badge Ios badge
TopList