май 12 2010, 11:00

"Мы всё равно будем единой территорией"

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

Осетия, разделенная на Северную в составе РФ и Южную, признанную Москвой независимой, станет единой, признается в интервью "Газете.Ru" и "Кавказскому узлу" глава Северной Осетии Таймураз Мамсуров. Глава республики также объясняет, почему с новым полпредом Александром Хлопониным лучше работать, чем с Владимиром Устиновым.

С полной версией интервью вы можете ознакомиться здесь.

"Партия не отвернулась от меня"

Р.Б.: - Из всех глав северокавказских республик, которые при Дмитрии Медведеве прошли процедуру назначения, Вы оказались единственным сохранившим свой пост руководителем. Ситуация в Северной Осетии, по Вашему мнению, отличается от соседних регионов в лучшую сторону, или же у Вас особенно хорошие отношения с Москвой, с "Единой Россией"?

- Не знаю, чем отличается наша республика от других потому, что у меня заранее очень доброжелательный взгляд на всех наших соседей. Вряд ли мы чем-то отличаемся, не зря нас в один округ объединили.

Что касается взаимоотношений с партией – я с самого начала стоял у истоков создания здесь регионального отделения "Единой России", возглавлял его, сейчас я – член высшего совета партии. Может быть, этого было достаточно для того, чтобы партия не отвернулась от меня.

Р.Б.: - Когда "Единая Россия" вносит кандидатов, в их числе часто есть человек из "центра", или тот, кого можно считать реальным соперником. Здесь этого, кажется, не было. Отсюда вопрос: у Вас есть политические противники внутри республики?


- Я считаю, Серёжу Меняйло, независимо от того, что он на Чёрном море ходит на кораблях, по номенклатурному уровню спокойно можно приравнивать к "тяжеловесам" из центра. У нас есть земляки, которые работают в высоких министерствах. Ну, посчитали правильным в данном случае обратить внимание именно на Сергея потому, что это человек, который любит Осетию, знает её, знает язык в совершенстве. Так что я считаю, что Сергей – не меньший "тяжеловес", чем те, которые в самой Москве заседают.

По большому счёту, я вам действительно скажу: никто меня никуда не вызывал, никто со мной ни о чём не беседовал.

Р.Б.: - То есть кандидатуры Ваших земляков, работающих в Москве, изучались?

- Я знаю, что не только изучались. С ними беседы были, и каждого из них (там человека три, может быть, больше, которым были сделаны звонки) предупредили: не исключено, что Ваша кандидатура может быть рассмотрена.

Р.Б.: - Можете назвать?

- Нет. Зачем?

Р.Б.: - При всяком назначении случается встреча с президентом, где происходит обсуждение ситуации в регионе. Что Дмитрий Медведев говорил Вам? На что в республике он будет смотреть?

- В моём случае такой встречи не было. Была очень давно встреча в Сочи, но она была за рамками этой ситуации. Поэтому на эту тему мы вообще не говорили.

"Устинова мы не почувствовали"

Г.Ш.: - Новый полпред Александр Хлопонин приехал  в первую очередь в Осетию.  Вы говорили про его руководящий опыт работы в Сибири,  что он ему будет здесь помогать...

- Я приветствовал назначение Хлопонина. Я не из тех, которые обязательно всё одобряют. В лучшем случае можно было бы промолчать. С человеком, который побывал губернатором, легко общаться. Во-первых, он не задаст вопросы, на которые он сам знает ответы, с другой стороны, не будет повышать голос и погонять губернатора или руководителя субъекта.

У него появился такт в общении с нами, и он нас с полуслова понимает. Ему не соврёшь. Рассказывать ему сказки об особенностях ЖКХ, тарифах, об энергетике – о чём угодно – после первых двух слов он тебя остановит и скажет: "Знаешь что? Давай не будем об этом".

Р.Б.: - C Владимиром Устиновым было тяжелее?


- Устинова мы до конца, как говорится, не почувствовали. Дмитрия Козака мы почувствовали реально.

Мы с ним побольше поработали времени. Во-вторых,  Дмитрий Николаевич, - может быть на личном уровне,  - ради нас мог с любым министром говорить почти на "ты". То же самое сейчас у Хлопонина - уже по должности. К Устинову мы не успели приглядеться.

Г.Ш.: - То есть формат Хлопонина - это продолжение линии Козака? Есть что-то похожее?

- Козак - первый из полпредов, кто открыто, на всю страну, (помню это как сейчас) докладывал тогда президенту Владимиру Путину свое мнение: "Хватит Кавказ рисовать черными красками. Это очень предприимчивый и нормальный народ, и с ними надо работать открыто, дать им возможность жить в России так же, как живут все другие субъекты".

Это было впервые сказано, это нас раскрепостило. А то сидели как, извините, виноватые: прочитают где-то твою фамилию или просто упоминание о территории и скажут: "да ну их, - сидят где-то, чурки, только от них головная боль, давай-ка от них, вообще, забор сделаем, пусть они там друг друга грызут".

Они же не знают, что у нас завод "Электроцинк", где был получен первый в истории России килограмм цинка путем электролиза. Что знаменитый Славский - трехкратный герой соцтруда, величайший министр, который работал с Курчатовым, закончил наш институт, потом пошел на "Электроцинк", доработался до его директора. Им же трудно понять, что у нас Бесланский маисовый комбинат, который был крупнейшим в Европе и вторым в мире после канадского. И то, что Владикавказ - это город, где родился Вахтангов, где Булгаков начинал свою литературную деятельность. И Козак впервые об этом сказал, он нас легализовал, можно сказать.

Р.Б.: - А Устинов - полпред по безопасности, человек, приехавший разбираться с терактами?

— И этого я не ощутил. Миссию какую-то выпуклую у Устинова я не почувствовал. То ли он силовой порядок хотел навести... - что хотел, я не успел понять.

Хлопонин будет как коромысло: где он полпред, представитель президента, - это политическая сторона его деятельности, где он вице-премьер,  - экономическая.

"Спирт будем производить. Мы не можем его не производить"


Полный текст

Комментарии