окт. 12 2010, 10:31

Томас Маркерт (Европейская комиссия за демократию через право): "Еще есть время учесть рекомендации Венецианской комиссии о конституционной реформе в Грузии"

Принятие новой Конституции вызывает в Грузии много споров и обсуждений. Только юристы очень высокого класса могут предсказать, как будут работать измененные статьи Конституции. Политики всех направлений очень часто ссылаются на мнение Европейской комиссии за демократию через право (Венецианской комиссии), которое считается непререкаемым.

В середине сентября 2010 года в Тбилиси побывала представительная делегация Венецианской комиссии, возглавляемая руководителем этого независимого консультативного органа Совета Европы в области конституционного права Томасом Маркертом. На заключительной пресс-конференции в парламенте главой Венецианской комиссии была высказана мысль, о том, что "было бы целесообразно провести окончательное слушание после 15 октября 2010 г., т.е. после принятия Венецианской комиссией Заключения о конституционной реформе в Грузии". Тем не менее, 125-ю голосами против 4-х парламент Грузии 1 октября 2010 года принял поправки к новой Конституции во втором чтении. Представляя проект, министр юстиции Грузии Зураб Адеишвили заявил, что обновленный документ содержит все те рекомендации, которые были высказаны в ходе первого чтения и были признаны рациональными. А на 12 октября 2010 года намечено окончательное, в третьем чтении, принятие грузинским парламентом новой редакции Конституции Грузии.

По просьбе корреспондента "Кавказского узла" Томас Маркерт пояснил, насколько главные пункты проекта новой грузинской Конституции соответствуют рекомендациям Венецианской комиссии.


"Кавказский узел" (К.У.): Есть ли у Вас информация об изменениях, внесенных в проект Конституции после первого и второго чтения и насколько Венецианская комиссия успевает эти изменения проанализировать?
 
Томас Маркерт (Т.М.): Мы были проинформированы в общих чертах об этих изменениях. Мы ожидаем получить точный текст поправок на этой неделе.

К.У.: Как Вы заявили в Тбилиси, центральным вопросом проекта Конституции является создание сильной исполнительной власти, так как "авторы проекта убеждены, что Грузия в этом периоде нуждается в сильном правительстве". Также Вы сказали, что "изменение правил объявления недоверия правительству усилит подотчетность правительства перед Парламентом. ... Это является одной из главных наших рекомендаций". Была ли принята эта рекомендация? Как изменились упомянутые правила?

Т.М.: Общая концепция реформы основана на предложении, высказанном ранее Венецианской комиссией, по сокращению полномочий президента и созданию более сбалансированной системы власти. Что касается отношений между правительством и парламентом, наши основные рекомендации касаются формирования правительства и вотума недоверия ему. Законопроект предусматривает слишком сложную для парламента процедуру смены правительства, которое больше не пользуется доверием парламента.

Проект также предоставляет политической группе, набравшей наибольшее количество голосов в результате выборов, слишком широкие полномочия в формировании правительства. Наши рекомендации по данным вопросам не были приняты во внимание в первом чтении, но еще предстоит третье чтение.

Можно также добавить, что по сравнению с действующей Конституцией, настоящий законопроект не содержит изменений в отношении весьма ограниченной роли парламента в процедуре принятия бюджета.

К.У.: В утвержденном во втором чтении проекте Конституции Грузии процедура объявления вотума недоверия правительству сократилась на 20 дней, - но насколько она соответствует рекомендациям Венецианской комиссии?

Т.М.: Это, действительно, улучшение, но его недостаточно. Процедура объявления вотума недоверия остается слишком трудной и сложной.
 
К.У.: Насколько согласуется с мнением Венецианской комиссии пункт о том, что у президента Грузии не будет права законодательной инициативы, а следовательно и права требовать её внеочередного рассмотрения в парламенте?

Т.М.: Это соответствует нашей рекомендации.

К.У.: Согласуется ли с рекомендациями Венецианской комиссии то, что президент остается членом политической партии, пусть и рядовым?

Т.М.: Этот вопрос не был рассмотрен в наших рекомендациях.

К.У.: Гиоргий Таргамадзе - лидер парламентской оппозиции, - во время обсуждения проекта Конституции в парламенте 24 сентября 2010 года потребовал, чтобы, согласно Конституции, руководители автономных республик не назначались, а избирались на основе выборов. "Это очень важно, если наш курс направлен на парламентскую модель, чтобы главы автономий избирались прямым путем или депутатами Верховного совета, а не назначались президентом, или премьер-министром" - подчеркнул Таргамадзе. Какие рекомендации были даны по этому вопросу Венецианской комиссией?


Т.М.: Этот вопрос выходит за рамки данной конституционной реформы и поэтому в настоящий момент с нами не обсуждался.

К.У.: Побывавшие в начале сентября 2010 г. в Тбилиси члены Венецианской комиссии Совета Европы советовали парламенту Грузии повременить с обсуждением до 16 октября 2010 г., - до момента принятия окончательных рекомендаций Комиссии по проекту новой грузинской Конституции. Однако парламентское большинство поспешило с началом обсуждения законопроекта и провело внеочередную сессию для утверждения проекта Конституции в первом чтении 24 сентября 2010 г., а первого октября — во втором чтении. Не считаете ли Вы, что утверждение проекта Конституции является поспешным?

Т.М.: Конечно, парламент Грузии имеет полное право решать, когда и какие вопросы включать в свою повестку дня. Но было бы целесообразно провести третье чтение после 15 октября 2010 г., т.е. после принятия Венецианской комиссией Заключения о конституционной реформе в Грузии. Таким образом, наши рекомендации могли бы быть приняты во внимание. Насколько нам известно, окончательное решение по данному вопросу пока еще не принято.

К.У.: По инициативе Лейбористской партии Грузии, ряд оппозиционных партий страны направили обращение на имя президента Совета Европы, председателя Венецианской комиссии и председателя парламента Грузии, требуя принять меры, чтобы проект новой Конституции Грузии, уже рассматриваемый парламентом, не был принят. "Если в Конституции не будет нормы, запрещающей бывшим президентам Грузии занимать пост премьер-министра, председателя парламента, председателя Верховного или Конституционного суда, то данный факт станет примером де-юре узаконивания диктатуры в европейском пространстве", - отмечено в обращении. Намерена ли отреагировать на это обращение Венецианская Комиссия и, если да, то в какой форме?

Т.М.: Как правило, Конституция не содержит положений, запрещающих бывшему президенту занимать высокие государственные посты. Поэтому Венецианская комиссия не может рекомендовать подобное решение в отношении Грузии. Тем не менее, грузинский парламент вправе внести подобное изменение в законопроект.

7 октября 2010 года

С Томасом Маркертом беседовала корреспондент "Кавказского узла" Галина Готуа.


Полный текст

Комментарии

Android badge Ios badge
TopList