20 дек. 2018 / 16:46

Экономика Армении во второй половине 2018 года

После революции, экономическая ситуация в Армении начала планомерно ухудшаться. Сначала ухудшение не было резким, новое правительство заявляло, что в стране беспрецедентная ситуация, когда после революции экономика не падает. Экономика действительно не упала – ведь для того, чтобы зафиксировать падение, нужно для начала преодолеть тот десятипроцентный рост, который был зафиксирован в начале года.

Если вплоть до июля включительно, все выглядело достаточно хорошо и сохранялись высокие темпы роста экономической активности, то с августа пошел быстрый обвал и в сентябре был зафиксирован незначительный спад, а в ноябре экономическая активность выросла на 3.6% к ноябрю прошлого года. Темпы экономического роста замедлились с 10% до 5.7% за первые 11 месяцев года и, скорее всего в 2018 году рост ВВП составит 5%.

 

1. Проблемные сферы

1.1. Для начала, определимся, где заметны самые большие проблемы. В первую очередь это строительство.  

Таблица 1. Строительство, темп прироста объема продукции к тому же месяцу прошлого года, в %

 

янв

фев

мар

апр

май

июн

июл

авг

сен

окт

ноя

Строительство

19.7

25.1

23.2

19.2

8.8

4.2

0.5

1.6

3.5

0.4

0.2

Строительно-монтажные работы

24.0

14.6

9.9

15.8

8.2

1.0

2.5

-2.1

-0.6

7.3

 

 

Как мы видим, в первые 4 месяца темпы прироста всего строительного сектора составляли около 20%, а уже с июля строительство фактически перестало расти. Со строительно-монтажными работами, которые являются частью строительного сектора примерно та же история, хотя несколько больше колебания. Есть мнение, что это связано с остановкой работ на руднике Амулсар. Это не так – если в первом триместре доля горнорудной промышленности в объеме строительных работ составляла 3.8%, то за первые 10 месяцев она снизилась до 2.3%. Это снижение, но оно сыграло маленькую роль в торможении сектора. Более заметное снижение произошло в секторах сельского хозяйства, информации и связи. По источникам финансирования строительства наиболее заметный спад был в частном секторе – бизнес, в том числе иностранный бизнес существенно сократил инвестиции – в первые 4 месяца их инвестиции давали 50% от общего объема строительства, а в последующие 6 месяцев – менее 40%. Итак, сокращение инвестиций со стороны бизнеса, привело к сокращению строительного сектора. Строительный сектор – хороший показатель настроения в экономике, поскольку строительные проекты относительно долгосрочны и требуют уверенности бизнеса для их осуществления. Стоит отметить, что отчасти это вызвано высокой базой второй половины 2017 года. С июля 2017 года строительный сектор резко прибавил в росте по сравнению с 2016 годом, что негативно сказалась на зарегистрированных темпах роста. В противном случае мы бы имели примерно 5%-ный рост в этой сфере и осенью.

См. также Инвестиционная среда в постреволюционной Армении

1.2. Другой проблемной сферой было сельское хозяйство.

Никол Пашинян в самом начале говорил о том, что крестьяне изнывают под давлением кредитов и их нужно поддержать. Также он и его сторонники говорили о «тайных садах» Овика Абрамяна (бывшего премьер-министра), которые забирают много поливной воды. Они шли с повесткой поддержать сельское хозяйство и этот пункт был включен в первую программу правительства, представленную еще в мае. Но вскоре подход изменился. Стала звучать фраза о том, что Армения должна превратиться из аграрной, сырьевой и играющей в азартные игры страны в технологическую. Это означает, что сельское хозяйство больше не в фокусе, более того оно рассматривается как препятствие, как начальная точка, а не точка назначения.

См. также:

И, как и многие другие модернизаторы, новые власти Армении рассматривают сельское хозяйство как отсталую отрасль, видя проблему не в слабости сферы, а в ее наличии в принципе. Михаил Саакашвили в Грузии добился очень плохих результатов в сельском хозяйстве и даже сейчас Грузия производит меньше сельскохозяйственной продукции, чем до 2004 года. Немала вероятность, что то же ждет и Армению. Уже в августе-октябре спад в этой сфере составлял по 20% в месяц.

Таблица 2. Сельское хозяйство в Армении в 2018 году

 

янв

фев

мар

апр

май

июн

июл

авг

сен

окт

ноя

С/х, к тому же периоду прошлого года, накопленным итогом

-0.4

-0.1

2.2

2.2

1.5

5.5

4.6

-0.9

-4.8

-8.1

-8.1

С/х, месяц к тому же месяцу прошлого года

-0.4

0.2

5.3

2.1

0.1

14.0

2.1

-16.7

-17.7

-22.1

-8.3

 

В сельском хозяйстве, в противовес строительству, был эффект низкой базы из-за неудачного прошлогоднего сезона. В начале года темпы роста колебались в районе 0-5%, а в июне сельское хозяйство выросло на 14%. Это было вызвано более ранним началом сезона ввиду более жаркой погоды и, в то же время, отсутствием вредителей. Однако в дальнейшем произошел обвал в производстве сельскохозяйственной продукции. Жаркая погода вызвала засуху и сезон выдался плохим во всем регионе, кроме того, какие-то вредители все же проявили себя в самый сезон. Однако в то же время, в значительной мере ответственно правительство.

Новое правительство, имеющее выраженную экологическую повестку, отказалось отпускать воду из озера Севан, что и привело к пересыханию многих полей. Вообще, озеро Севан превратилось в некий фетиш, который нужно постоянно наполнять безо всяких раздумий. Из-за быстрого наполнения в последние годы под воду ушла значительная территория, в том числе дома, дороги, леса. Значительная часть леса, ушедшая под воду, начала заболачиваться. Сейчас заболачивается все побережье Севана, причем заболачивается именно из-за этой заботы, приводящей к обратному эффекту. Это происходит уже давно, а сегодня – в еще более выраженной форме. В итоге, к середине туристического сезона озеро позеленело от распространения водорослей и бактерий. Самое главное, что в конце концов воду на орошение все же отпустили, но было уже поздно, поскольку растениеводство просело из-за засухи на треть.

К концу года сельское хозяйство вместо роста на 5-6% получит спад на 8.5%, а накопленный за три года спад по отношению к 2015 году составит 14.4%. От этого удара отрасль будет оправляться еще несколько лет, но если правительство найдет ключ к развитию отрасли, то можно будет этот процесс сжать до двух лет. Напротив, если отношение будет таким же, то напротив – это затянется на еще более долгий срок. За это время Армения может действительно перестать быть сельскохозяйственной страной, но как быть с продовольственной безопасностью и миллионом крестьян. Плюс, задача не в том, чтобы развивать одну отрасль за счет другой, а в опережающем развитии более прогрессивных отраслей, что будет происходить в любом случае, поскольку производительность труда в них выше, также выше степень присутствия новых технологий.

1.3. Еще одним сектором, где фиксируется снижение, является горнодобыча. Сырьевой сектор промышленности сократился по тем же причинам, что и сельское хозяйство – по причинам экологической обеспокоенности общества и новой власти. Кстати, в известной мере мы идем по кругу через 30 лет, пусть и в меньших масштабах.

В этой сфере, однако, экологическая обеспокоенность общества имеет гораздо большие основания, чем в вопросе Севана сейчас или в вопросах химпрома и АЭС 30 лет назад. Во-первых, ущерб природе от деятельности этих рудников огромен. Во-вторых, общество не получает никаких благ от действий иностранных компаний на территории страны. В-третьих, этот сектор не имеет социальной составляющей, добавляет мало к занятости – при высокой добавленной стоимости, очень малое число людей занято в сфере, а все доходы выводятся за рубеж. Проблемы в сфере многочисленны и проявились еще до смены власти – в январе был остановлен Тегутский рудник, уже нанесший огромный ущерб природе и ставший опасным.

После смены власти, активисты стали препятствовать работам в задействовании Амулсарского рудника, что вызывает серьезное недовольство в США и Великобритании. Наконец, 19 октября приостановил свою деятельность Алавердинский медеплавильный завод, который был оштрафован на крупную сумму за невыполнение экологических норм и выбросы в воздух в 6.5 раз превышающие норму. В то же время, это решение оставило без работы существенную часть города.

В разные периоды сокращение объема продукции этого сектора составило от 15% до 30%. На следующий год не ожидается роста цен на сырье, а возможно будет их снижение. Это не окажет сколько-либо существенного влияния на экономику, но окажет влияние на сырьевой сектор.

См. также:

1.4. В сферах торговли и услуг, разумеется, тоже фиксируется замедление, но оно не столь значительно и стабильность в целом сохраняется. Хотя поскольку эти сферы относятся к потребительскому сектору, замедление здесь фиксирует уже снижение уровня жизни и покупательской способности населения. Интересно, что зафиксирован также спад армянского выездного туризма в Грузию, в частности, в Грузии зафиксировали с начала лета снижение количества пересечений границы гражданами Армении по сравнению с прошлым годом.

Это не столь значительно и можно отыграть в следующем году, если конечно он окажется достаточно успешным. Однако многое зависит от желания и готовности правительства идти до конца в борьбе с олигархами, прошлыми элитами и крупным бизнесом. В прессе было сообщение, что отток капитала из Армении ускорился, хотя и не критически.

 

2. Ситуация 2018 года и перспективы на 2019 год

В середине года, еще до начала сокращения темпов экономического роста, я сделал осторожный прогноз о 6.5% темпах экономического роста в 2018 году. Многими это было воспринято как оптимизм. Я же исходил из того, что 9.7%-ный экономический рост, зафиксированный в начале года, может замедлиться достаточно существенно, хотя скорость замедления я все же недооценил, поскольку не мог оценить заранее, какой будет ситуация с сельским хозяйством. Скорее всего, темпы роста в 2018 году составят около 5%, что все еще неплохо.

Вообще, перспективы экономического роста на ближайшие год-два все еще неплохие по ряду причин. Новое правительство ставит экономику в фокусе своей политики и очень хочет добиться хороших экономических результатов. Но фактические цели экономической политики сильно расходятся с заявленными, возможно потому, что новое правительство непоследовательно, либо потому что советники премьера имеют другое представление, отличное от его.

Итак, новая экономическая политика будет еще больше поддерживать экономический рост в интенсивных областях экономики, чем прошлая. Конъюнктура мировой экономики пока еще достаточно хорошая и есть причины ожидать продолжения этого и в следующем году. Ему может помешать ухудшение ситуации в мировой экономике, риск возобновления карабахской войны, обострение отношений с кем-то из ключевых партнеров и некомпетентность правительства.

Низкая база в строительстве и сельском хозяйстве даст шанс отыграть провал этого года в этих секторах на следующий год – но поскольку сельское хозяйство не только фактически выбыло из приоритетов, но и стало рассматриваться как тормоз экономики, я не уверен, что в сельскохозяйственном секторе это удастся. После плохого года крестьяне часто сокращают посевные площади, и в результате возникает отрицательный цикл. О проблемах с восстановлением этого сектора я уже говорил.

Но при тех позитивных возможностях экономического роста, нужно отметить, что новая экономическая политика сделает невозможным инклюзивный рост, о котором говорил премьер-министр.

См. Почему люди не чувствуют экономического роста? Что не так со статистикой?

Всегда существует выбор между тем, чтобы накормить людей сейчас или инвестировать в будущее. Советский Союз на протяжении всей своей истории делал выбор в пользу второго варианта, в особенности, в период до 1950 года и с 1975 по 1985. Причем в качестве главной инвестиции в будущее рассматривалось увеличение вооружения в количестве и качестве. Таким образом, люди жили то впроголодь (до 1955 года), то в постоянном дефиците (после 1955).

Какой будет ситуация в Армении? Один из советников премьера уже заявил, что нужно не искать путь к будущему, а конструировать его без учета существующей реальности. Речь идет о технологическом прорыве и производстве идей.

Это химера и реализовать этот план не удастся. Во-первых, эта ниша в мире занята странами Скандинавии и в меньшей степени – Израилем, и нет никаких, абсолютно никаких возможностей с ними конкурировать ни сейчас, ни через 50 лет, ни (внимание!) через сто лет. Но страна с существенным уровнем бедности, не может себе позволить думать более чем на сто лет вперед. У Армении ежегодный бюджетный дефицит в 500 млн долларов и его сократить невозможно, а Норвегия может сопоставимые с ВВП Армении суммы вкладывать в образование и даже не заметить этого. Технологический сектор Армении крепкий по меркам Южного Кавказа и Центральной Азии, но и только – и даже до Беларуси еще нужно расти, но у нас уже айтишники объявлены высшим сортом и приоритетом. Причем люфт возможного развития в направлении технологий и так далее – очень невелик в любом случае. Планируются сокращения, сокращение социальных выплат, выравнивание налоговой шкалы и борьба с тенью, в том числе обложение части трансфертов налогами. Это приведет не к увеличению медианного потребления, а к его уменьшению и таким образом рост будет еще менее инклюзивным. Плюс, бухгалтерский подход части финансового и фискального руководства и охота за теневой экономикой тоже приведет к негативным социальным последствиям, поскольку в реальности тень больше сконцентрирована среди бедных, а не богатых, соответственно борьба с тенью будет ударять по первым, а не по вторым. Я об этом уже один раз писал, но боюсь еще придется возвращаться к этой теме.

См. также:

Погода на Кавказе
Android badge Ios badge
TopList