22 янв. 2019 / 02:32

Работа новых властей Армении не на высоте

В записях за последний месяц я чаще всего обращался к работе новой власти с разной степенью скептицизма.

И, хотя критика кого бы то ни было, включая новые власти Армении, никогда не являлась стержнем моей деятельности, обойти многие проблемы тоже не удается. Причины этого я здесь и представлю.

 

А. Слабый парламент

Много говорилось о том, что в парламенте нет оппозиции. Но важнее то, что в нем нет и власти. На данный момент можно зафиксировать, что парламент исполняет подчиненную по отношению к исполнительной власти функцию. Парламент будет в основном утверждать решения правительства. Здесь нет ничего нового, +/- в таком же виде это было и в прошлом парламенте. Однако если здесь ожидалось изменение в лучшую сторону, то его так и не дождались.

Другой аспект слабости парламента в слабости команды, представленной в нем. Если говорить о правящей партии, то ее костяк неопытен, малочисленен и не полностью владеет ситуацией в фракции. Правящая фракция насчитывает 88 человек, но многие из них пришли из гражданского сектора, из журналистики, экспертного сообщества и не имеют опыта работы друг с другом, а поэтому, еще будет немало сюрпризов.

Непонятна роль оппозиции. Многие наблюдатели обращают внимание на тот момент, что две номинально оппозиционные партии как бы критикуют друг друга, то есть являются оппонентами не власти, а других оппозиционеров. Но проблема не только в этом – даже если бы они и были «настоящей оппозицией», то у них не хватает ресурсов ни на что, поскольку у правящей партии конституционное большинство.

Парламент уже допустил множество ляпов или намеренных провокаций по внешней политике. В частности, депутат Айк Конджорян сделал не очень оригинальное заявление о том, что Армения окружена авторитарными режимами, в том числе упомянув и Иран, что вызвало раздражение многих, поскольку сулит проблемы в отношениях с этой страной. Конджорян извинился. А депутат от «Светлой Армении» Арман Бабаджанян сделал знатный наброс на вентилятор, выдумав сеть из русских агентов в ряде армянских посольств за рубежом. Он перечислил 4 страны, в том числе саму Россию. В этих странах работа армянских послов будет затруднена, а в случае с Россией – вызовет раздражение. Таким образом, безо всяких причин армянский парламент уже испортил (пусть и незначительно) отношения с пятью странами. Не очень хорошее начало.

 

Б. Внешняя политика

Выше уже написано, что новый парламент успел подгадить по теме внешней политики и это еще придется расхлебывать всем, кто вовлечен во внешнеполитическую деятельность или контакты с тем или иным игроком.

Сейчас очень неоднозначная ситуация сложилась в вопросе карабахского урегулирования. В общественном поле правительство почти потеряло кредит доверия в этом вопросе, поскольку переговоры идут непонятно, о чем, Азербайджан не смягчает свою позицию, а позиция властей Армении не афишируется, часто меняется и уже есть определенный откат по ряду позиций, как в переговорном процессе, так и чисто физически на линии соприкосновения в Нахичеване.

Отношения с Россией остаются неурегулированными – на слуху повышение цены на газ в конце года. Я бы не стал акцентироваться на этом, поскольку это объясняется и экономически (цена на газ на мировых рынках растет), и политически (Россия меняет подход в отношении ближнего зарубежья: России надоел Евразийский союз? К встрече Путина и Пашиняна). Но другое дело, что в России продолжают подозревать, что целью Пашиняна является вывод Армении из орбиты России, где одним из главных аргументов является кадровая политика Пашиняна.

С Европейским союзом и США динамики нет, и это тоже вызывает вопросы, потому что Пашинян очень надеялся зафиксировать серьезный прогресс на этом направлении, в том числе привлечь очень серьезный пакет европейской помощи и инвестиций, но они не выказали встречного желания. Другое дело, что критика со стороны республиканцев в том, что правительство проваливает ратификацию документа CEPA в европейских парламентах, мне кажется необоснованной.

 

В. Экономика

Успехи в экономической сфере очень относительны, если не сказать больше. Отчасти об этом я писал здесь: Экономики Азербайджана, Армении и Нагорного Карабаха в 2018 году - итоги, а также здесь: Экономика Армении во второй половине 2018 года. На это часто возражают, что, мол, еще мало времени прошло и правительство не могло продемонстрировать успеха за столь короткий срок. Это возражение не имеет оснований по нескольким причинам.

Во-первых, ожидания и правительства, и сторонников, были таковы, что все исправится именно очень быстро, поскольку старое правительство и его олигархическая клиентура тормозят развитие, а если сбросить эти ограничения, то развитие расцветет. Так не произошло.

Во-вторых, говоря о том, что прошло мало времени для того, чтобы зафиксировать результат, нужно учитывать, сколько можно было сделать за прошедшее время. И факт состоит в том, что если тенденцию последних восьми месяцев растянуть еще на восемь лет, то все равно никакого прогресса не просматривается. Не говоря уже о том, что правительство Карена Карапетяна само было у власти всего лишь в два раза дольше, чем правительство Никола Пашиняна.

В-третьих, есть множество субъективных причин, почему в экономике нет успеха. Помимо отсутствия твердого взаимопонимания с бизнесом по причине множественных расследований, есть проблема отсутствия программы (программа намерений, опубликованная в мае 2018 года, так и не была толком доработана и конкретизирована), а также по причине низкого качества кадрового ресурса Пашиняна, и этот кадровый ресурс его постоянно подставляет. По программным вопросам регулярно становится очевидной зияющая пустота и недавнее заявление Пашиняна о формуле из трех пунктов, решающих проблемы Армении - мусор, будки и каркасы брошенных автомобилей - только подтверждает это мнение.

Наконец, есть уже нехороший трэк-рэкорд по неформальным отношениям уже у самого Пашиняна, и это вскоре станет очень обсуждаемой темой. Я пока ничего об этом говорить не буду, поскольку количество публично доступных сведений еще недостаточно для одного поста, а неформальные свидетельства еще требуют тщательной проверки. Плюс, если это не имеет всеобъемлющей природы, я не считаю это критической проблемой, другое дело, что пришедший на лозунгах борьбы с неформальностью Пашинян как раз должен был находиться максимально далеко от этого всего.

Сейчас также много обсуждений вокруг премирования губернаторами самих себя и своих подчиненных, что на данный момент я не считаю сколько-либо серьезной проблемой. Но определенное общественное раздражение вызывает и эта тема.

 

Обобщение

Итак, пока что если в чем-то и есть прогресс, то очень скромный и регресс более очевиден, в частности, в экономике и в криминальной ситуации в стране. Однако все это отходит на второй план на фоне карабахского вопроса, вызывающего особую нервозность у непарламентской оппозиции, да и многих представителей гражданского общества, СМИ и экспертного сообщества.

Задачей Пашиняна в краткосрочном плане является мобилизовать ресурсы для купирования угроз на Карабахском направлении, но учитывая, кто этим занимается, возникают вопросы относительно способности это реализовать. Также, ему необходимо будет с горизонтом в два года обеспечить какой-нибудь заметный экономический успех. Минимумом того, что можно будет в таком виде представить, будет являться 5%-ный инклюзивный рост в 2019 и 2020 годах. Ниже этого общество не воспримет динамику в качестве роста.

Третье необходимое условие, которое Пашинян должен будет обеспечить для успешного сохранения власти – это выполнение своей повестки. Если он вдруг станет другом олигархов, позволит деятельность крупных добывающих компаний и не сумеет снизить уровень неравенства, он столкнется с недоверием общества уже в отношении себя, поскольку эти проблемы, на которых он сыграл, являются очень острыми в восприятии тех общественных групп, на которые он опирается, и именно их поддержку он может тогда потерять. И пенсионная реформа в этом отношении была тревожным звонком.

Погода на Кавказе
Android badge Ios badge
TopList