май 11 2010, 11:01

Таймураз Мамсуров (глава Республики Северная Осетия - Алания): "Воспитание нового менталитета у нашей молодежи и в Ингушетии, и в Осетии, - это проблема далекая и долгая. Но начинать её надо сейчас"

Отношение к оппозиции

Р.Б.: - У Вас с Эдуардом Джабеевичем никаких проблем не существовало в связи с тем, что некоторые его политические оппоненты в Северной Осетии бывают, живут даже некоторые? Вот у него выборы были. Перед ними как раз выступали многие его противники отсюда, из Владикавказа, в том числе.

- С Эдуардом Джабеевичем, у меня по этому поводу проблем не было, но я к этой ситуации относился однозначно, негативно высказывался и не скрывал. И сейчас считаю, что если уж Вы такие переживающие за Южную Осетию люди, то что вы для неё сделали, вообще, за все эти годы? Полный ноль. Никто ничего не сделал. Саакашвили перед войной всё время говорил: "Режим Кокойты – это криминальный режим, коррумпированный". Теперь наши так называемые лучшие сыны осетинского народа стоят около Госдумы, потом во Владикавказе и тоже самое пишут на своих транспарантах. Я говорю: "Вы дождитесь выборов. Поезжайте, выиграйте выборы у Джабеевича. Что вы у нас здесь торчите?". Они говорят: "Мы же братья". В осетинских традициях даже родной брат не имеет право в доме другого брата порядок наводить. Чего вы здесь шумите? Кто вы такие, чтобы отсюда посылать проклятья руководству Южной Осетии? Это аморально. Это просто не по-мужски. Ну, ненавидишь ты его, 9 зайди в ближайшую контору, скажи: "Дайте мне лопату, я буду здесь порядок наводить, подметать, убирать. Я должен внести свою лепту". Нет! Заявления, митинги, транспаранты, пикеты. Друг друга подбадривают, что-то пищат. Они не понимают, что себя позорят. Хотите к власти придти? Почитайте свою конституцию, готовьтесь, обращайтесь к международным наблюдателям, чтобы следили за тем, чтобы выборы нормально прошли. Что вы сейчас орёте: "Долой"? Кого долой? Его народ избрал. Причём народ, который там живёт, а не в Москве.

Г.Ш.: - С другой стороны, обращает на себя внимание политическая культура. Напротив администрации главы республики — офис, с флагом КПРФ, которые голосую против Вас.


- Да, пусть говорят.

Г.Ш.: - Их никто за это в тюрьму не бросает. Здесь, всё-таки, людей не избивают за то, что они говорят. Я вижу, что Эдуард Джабеевич это тоже в какой-то момент осознал. У него сейчас действует оппозиционная газета, - надеюсь, появятся и партии.


- Менталитет нашего народа такой, что у нас нельзя быть вождём. У человек, если три раза будет тамадой, на четвёртый раз все скажут: "По наследству ему это место досталось? Давайте другого!". Поэтому, благодарен тем поколениям людей, до нас которые жили, за то, что у нас нет чинопочитания: "Я начальник, ты дурак". Очень тяжело быть руководителями Джабеевичу и мне. Потому, что власть всегда была виноватой. Но, власть и спрашивать должна. И с тех, кто митингует. Говорят все правильно. Они скачали с интернета, у них текст шикарный. Они тут же ссылаются на какие-то международные документы, хартии. Думаю: "Если человек способен так рассуждать, это же ценный кадр". Начинаешь беседовать: ни бэ, ни мэ. Что ж ты парень? У тебя дом покосился в селе, родители голодают, а ты здесь от меня чего-то требуешь. Помните великую фразу Кеннеди: "Не спрашивай, что для тебя сделала Америка, спрашивай, что ты сделал Америке". Вот это в стране размыли. Людей хлебом не корми, только дай против власти выступить.

Г.Ш.: - Но критика есть и в Северной Осетии. Например, Меняйло, в поддержку которого у вас, здесь высказалась партия "Яблоко".

- "Яблока" у нас нет никакого. Есть те, которые поехали в Ингушетию, собрали там подписи, что они члены "Яблока". Поэтому человек, который таким образом хочет получить политический пьедестал, он не достоин уважения. Я его никогда в жизни не видел. Чего ты опять откуда-то вылез, - человек, который здесь не жил? Десять лет назад объявился в Осетии. Это типичный случай борца, который приехал сюда, прожил всю жизнь на Сахалине. Если он там порядок навел, то что он тогда сюда приехал? Он никакого отношения не имеет ни к чему, то есть и не раздражает. Но когда ты с пафосом: "Комитет национального спасения надо создать в Осетии"!

Помните, у Ильфа и Петрова, когда они на машине ехали, и вдруг с гусем бежит Паниковский: "Возьмите меня, я хороший!". Они его в жизни никогда не видели, кто такой не знают. "Возьмем гада?" Взяли. И дальше шикарный момент, - это типичный случай для нас, для всех, – он еще не отдышался, а они продолжили дискуссию по поводу того, как назвать машину, И как только Бендер сказал, что есть предложение назвать ее "Антилопа Гну", этот, еще не отдышавшийся, сказал: "я против". Вот это тот же случай. Ты приедь, поживи, что-то сделай, присмотрись, заработай . Какой Комитет спасения?

Теперь "Яблоко". И пошел он и набрал этих каких-то списков, и теперь он призывает кого-то поддержать или нет. Надо моральное право заслужить.

Г.Ш.: - Публичность, тем не менее, это хорошо. Пусть люди говорят то, что хотят сказать.

- У нас тут, слава Богу, - я не знаю, с каким тут впечатлением вы уезжаете, - но все газеты, и оппозиционные, все поливают, все говорят, митингуют, пикетируют , никто не возражает. Более того, у меня даже есть принцип: у нас каждую неделю обязательно кто-то из членов правительства открыто общается с прессой, отвечает на все вопросы. Это как "Отче наш" теперь. Но когда выдвигают устойчивые какие-то требования, - я начинаю обращать на это внимание. А там Меняйло поддержать они хотят или другого, - это их личное дело.

Р.Б.: - Насколько Вы сейчас поддерживаете отношения с Александром Дзасоховым?

- Он был у меня позавчера. Вот здесь мы, минимум час, общались.

Р.Б.: - На своём нынешнем месте он работает на благо республики?


- Я думаю, да.

Р.Б.: - А в чём это конкретно выражается?

- По-крайней мере, когда в Совете Федерации, либо за пределами аудитории, где он присутствует, что-то касается судьбы Осетии, он не молчит, высказывает своё мнение. Это структура, которая не должна работать на территорию, хоть она и называется Советом Федерации. Поэтому тотальный контроль за тем, чем занимается Дзасохов устраивать у меня нет желания и возможностей.

Отношение к Сталину

Г.Ш.: - Вы сейчас повторили то, как тяжело быть вождём. И авторитет под откос и... Я уже Вас спрашивал про Сталина. Понятно, что это сложная личность, - может быть я ошибаюсь, но чуть ли не 26 разных монументов, бюстов Сталина есть в Северной Осетии. В Южной Осетии улица Сталина - центральная в столице. Я лично Эдуарда Джабеевича про это спрашивал. Первый вопрос: про Ваше отношение к Сталину? Сейчас, я так понимаю, у вас уже частные лица бюст, монумент восстанавливают, - это частные лица, это не делает государство. Но тем не менее, как ни крути, - мы не хотим представлять его только в черном цвете, - но все-таки это тот человек, который и организовал репрессии, и, конкретно, осетинский народ очень сильно пострадал от него.

- Больше всех.

Г.Ш.: - Да. И в этой связи такое количество бюстов, памятников — у вас в Беслане до сих пор стоит, - несколько удивляет. В Москве сейчас дикая дискуссия о том, будет ли его образ использован в связи с праздниками. Будет ли у вас в связи с праздником 9 мая образ Сталина использован в пропагандистских материалах?

- Я думаю, понесут его, конечно, ветераны, понесут.

Г.Ш.: - Я имею в виду в пропагандистских, официальных материалах.

- Я не думаю. По крайней мере, у меня таких сведений нет. Но противиться я этому не буду. К Сталину я отношусь, как к истории. Я не жил при нём. Я родился через год после того, как он умер. Всё, что о нём знаю, я знаю из того, что я читал и слышал. Тогда я читал одно, - и писали это конкретные люди. Сегодня я читаю другое — это тоже пишут конкретные люди. У меня книжка есть - про репрессии. Как нормальный человек должен сегодня это воспринять? Вот: "Репрессивная политика советской власти в Северной Осетии в 1930-е годы". Издана в 2009-м году, нашим Институтом гуманитарных исследований. Следующий том будет в этом году. Читаешь, аж дрожь берёт: "Приговор по делу контрреволюционно-вредительской деятельности в Добравском колхозе". Это колхоз, откуда мой род. В колхозе приговор – раз, два, три, четыре, пять ... 13 человек. "На основании изложенного и руководствуясь... всех четырёх, в силу статьи такой-то и карательных санкций, "к высшей мере наказания – расстрелу".

Это тоже приговор. 16 октября 1937-го года. Заседание бюро ВКП(б) об извращениях и невыполнении положения о выборах в Верховный Совет. Обвиняется член избиркома. Участковая избирательная комиссия в селе. "Списки избирателей по сельсоветам составлены небрежно". В скобках: "Не по алфавиту". Дальше: "При заполнении списка избирателей, председатель Ардонского сельсовета Аккалаев, в прямое нарушение Конституции СССР, сам, произвольно, без медицинского освидетельствования, устанавливал лиц, которые не подлежат включению в списки по признаку умалишённости". В итоге: Аккалаев Дзипа Испанович, 1882 года рождения, уроженец селения Унал, председатель сельсовета, Тройкой НКВД СОАССР 28 декабря 1937 г. приговорён к расстрелу. И вот так вот всё в этой книге.

Г.Ш.: - Как же всё это сочетается с таким количеством бюстов и памятников в республике?

- Сочетается так, по-моему мнению, - это реакция. Ведь, у нас люди, если почувствуют фальшь в обвинении, то они становятся на сторону того, кого обвиняют. Чем современные правозащитники занимаются? Они говорят: "Сталин такой, сякой". Но так нельзя.

Простые люди чувствуют, что что-то здесь не то, какая-то жажда мести. И даже те, которые сами были репрессированы, хотят стать защитниками того, кого вот так вот обвиняют.

Это же чушь: "Народ выиграл войну не благодаря, а вопреки". Может быть не благодаря. Но, вопреки не мог выиграть. Вопреки Верховному Главнокомандующему ничего не выигрывают. Если Верховный говорит: "Наступать на Киев", они, что на Ташкент пошли? Если он сказал наладить выпуск танков Т-34, люди что, сковородки вопреки производили? "А Вы знаете, что Сталин творил?". Да, знаю. Но я отношусь к этому, как к истории.

Г.Ш.: - И репрессиям?

- К репрессиям тоже. Французы, что со своим Робеспьером не носятся? А тот же Наполеон? Или риторика: "Немцы же не ставят памятник Гитлеру". Не ставят, дорогие друзья. Но, если под этим подразумевать, что мы в России дикари и тиранам ставим памятники, а они высококультурная европейская нация, то тут мы не согласны. Они сегодня не хотят Гитлера, потому, что Гитлер унизил немцев в итоге, оскорбил. Заставил на коленях молить пощады у русского солдата и в Берлине орать "Гитлер капут!" громче всех, чтобы ему русский солдат побольше каши дал. Они этого унижения ему не простят. Если бы Гитлер победил в той войне, и в Москве, и в Берлине немцы бы ставили ему памятники.

Поэтому объясните нам, что вот такие вещи допускаются только тогда, когда бывает безграничная и бесконтрольная власть. Извлечь уроки – пожалуйста. И не называйте Сталина "великим" - никто же не заставляет. Не называйте его человеком, который только и делал всё. Смотришь иногда передачу или читаешь: "Мой папа работал где-то на Урале, в цехе какую-то шестерёнку сделал, но Сталину это не понравилось, и он был отправлен в лагеря". Ну, зачем мне внушать чушь? Вспомните, когда Мандельштама поймали. Сталин же знать не знал, кто он. Его закидали письмами: "Мандельштам ни за что сидит". Он звонит Фадееву, говорит "Слушай, кто такой этот Мандельштам, достали меня уже?". Но ведь нам вносят: "И Сталин узнал". Не знал он его.

Г.Ш.: - У Вас были репрессированы родственники?

- Расстрелян. А его именем часто здесь улицы называют. 10 Когда здесь орут, я говорю: "А что же Вы его расстреляли?". Но это история.

Беслан

Г.Ш.: - О трагедии Беслана: Вы поддерживаете, закон о компенсациях жертвам терактов, отправленный на доработку Госдумой...

- Я считаю нужным. По стране прокатились недавно теракты. Это явление, к сожалению, уже стало устойчивым, есть жертвы. Они должны иметь какие-то возможности получить заботу от государства. Потому, что мы их в государстве не уберегли пока. И не можем уберечь людей окончательно от этой беды.

Закон необходим и с точки зрения того, что государство видит, переживает и знает, что это беда, от которой гарантий ни у кого нет. И пусть никто не думает, что сегодня можно принять каких-то пять-шесть решений, и она будет ликвидирована.

Г.Ш.: - Вы говорили, что на 80% Вы согласны с альтернативным докладом члена Парламентской комиссии по расследованию причин и обстоятельств теракта в Беслане Юрия Савельева...

- В докладе Савельева перемешано всё: и инженерное, и политическое. Там, где он рассуждает как инженер, – мне это интересно. Там, где он начинает обобщать, я с ним никак не согласен. Потому, что я ничего в итоге не видел. И он ничего не видел. Когда тебе всё будет известно, - тогда говори. Это же научная мораль. Он её нарушает. Иногда, для живых людей, для жертв, любое в этой области сказанное слово – это на обнажённую нервную систему сразу. Это тоже нехорошо.

Г.Ш.: - В Ваших словах, я услышал такой момент: нужно не забывать о теракте в Беслане и изучать этот вопрос...

- И изучать, и не забывать нам здесь, в Осетии. Тем более нам, бесланским, сам Бог велел. И на тот свет будем уходить с этим. То следствие, которое вроде бы ведётся, оно должно к каким-то выводам придти. Раз оно началось и ведётся, оно должно что-то сказать?! Нельзя, знаете, как в той старой безжалостной детской песне: "Если мы обидели кого-то зря, календарь закроет этот лист. К новым приключениям спешим, друзья. Эй, прибавь-ка ходу, машинист!". Здесь не тот случай. Надо знать, откуда это? Что это за уроды? Как они появляются? Почему, они могут передвигаться безнаказанно? Почему так организовано? Что это было? Может, это высший уровень тогдашних возможностей наших спецслужб – никто претензий не предъявит. Если это головотяпство, - оно должно быть тоже описано. Это же не желание кого-то наказать: "Ну-ка, крови, ну-ка, на эшафот!". Если мы будем уверены, что из бесланской трагедии извлечены уроки во всех смыслах, то это уже нормально.

27 апреля 2010 года

С Таймуразом Мамсуровым беседовали Григорий Шведов и Роман Баданин.

Примечания:

  1. Олег Хацаев. (Здесь и далее - прим. ред. "Кавказского узла")
  2. 24 февраля 2010 г. на заседании правительства Северной Осетии полномочный представитель президента РФ в СКФО Александр Хлопонин заявил, что развитие энергетического, туристско-рекреационного, агропромышленного и инновационно-образовательного пластов экономики станут основными стратегиями развития Северо-Кавказского округа.
  3. Нефте-перерабатывающий завод.
  4. Владикавказский научно-технический центр "Баспик".
  5. В Самарской области.
  6. Критикам "Электроцинка".
  7. На получение земельного участка.
  8. Из Казбеговского района.
  9. Э.Кокойты.
  10. Ул.Хаджи Мамсурова в г.Владикавказ.

Полный текст

Комментарии (2)