апр. 12 2011, 10:30

Александр Хлопонин (полпред президента РФ в СКФО): "20 лет никто не занимался Кавказом всерьез, многое сейчас начинаем"

В полной версии интервью, доступной только на "Кавказском узле": о скором обнародовании "более мощных, чем где-либо в России" результатов борьбы с коррупцией, "включая очень большие верха", о нежелательности цензуры как средства борьбы с инакомыслием, о блокпостах и поражении на идеологическом фронте, о Северном Кавказе как новом бренде, о готовности сотрудничать с журналистами независимых медиа в моделировании идей по развитию Северного Кавказа и о первых итогах реализации Стратегии экономического развития СКФО - об этом и многом другом в интервью полпреда президента на Северном Кавказе, вице-премьера российского правительства Александра Хлопонина "Кавказскому узлу" и "Газете.Ru".

На "Кавказском узле" доступна краткая версия интервью с Александром Хлопониным, интервью публикуется в рамках совместного проекта "Кавказского узла" и "Газеты.ру".

Борьба с терроризмом

Роман Баданин (РБ): Есть противоречивые сведения о судьбе Доку Умарова. Вы, наверняка, обладаете какой-то последней информацией - по опознанию, по расследованию того, что эта банда сделала.

Александр Хлопонин (АХ): И Вы хотите, чтобы я комментировал то, что должны комментировать ФСБ, МВД и соответствующий следственный комитет прокуратуры?

РБ: Ну, если есть данные, которые готовы к обнародованию, и Вы их знаете..

АХ: Нет, я, к сожалению, не могу сказать, что знаю больше, чем знаете Вы, - но, может быть, чуть-чуть о ходе проведения операции, о замысле и обо всем остальном.

Я знаю, что это была хорошо спланированная операция спецслужб, её очень серьезно готовили. Это как раз тот самый случай, когда, по большому счету, очень хорошо сработала координация всех правоохранительных органов на территории Ингушетии. Очень хорошо работала оперативная составляющая - получение информации, планирование. Во избежание потерь был нанесен удар. Вы знаете, какая воронка образовалась после удара?

К сожалению, мы все-таки допустили ряд просчетов. Пострадали и погибли наши граждане - представители правоохранительных органов понесли потери. Тем не менее, это одна из самых успешных операций за все время. Есть предположение, что там может быть Доку Умаров, но сейчас понятно, что без соответствующей экспертизы делать это, слишком громкое, заявление просто нельзя, а экспертиза потребует времени. Когда что-то будет установлено, тогда и будет информация. Известно, что лечащий врач Умарова опознан среди убитых, это точно. Ряд других кандидатур тоже опознаны, которые были с ним. Какую-то другую информацию я вряд ли вам добавлю по тому, что произошло.

Григорий Шведов (ГШ): По озвученной 8 декабря 2010 года статистике генпропкуратуры, за 11 месяцев прошлого года количество терактов в СКФО по сравнению с аналогичным периодом 2009 года, увеличилось на 100%. Мы это взяли сравнили по регионам и увидели, что в Ингушетии цифра в два раза меньше за 2010-й по сравнению с 2009 годом.

АХ: Я вообще поражаюсь этим цифрам и таким заявлениям некоторых наших чиновников. В свое время был самый худший по темпам экономического роста Красноярский край. А лучший - Эвенкия. Я говорю: "Как это можно сравнивать?". В Эвенкии построили один маленький дом на две квартиры, и у них темпы роста промышленного производства сразу на 182% выросли. В Красноярском крае цены упали на цветные металлы и поэтому там темпы роста хуже, чем в Эвенкии.

Очевидно, что если на сегодняшний день, например, в КЧР у нас ничего не происходит, но, не дай Бог, там совершится одно преступление, то у них рост преступности будет выше в два раза по сравнению с тем, что было. Насколько объективна эта информация?

Надо смотреть в общей картине. Если в КБР ситуация видно, что ухудшилась - это очевидно, то в Ингушетии она улучшилась.

ГШ: Извлекаются уроки из того, что улучшилось в Ингушетии, значит что-то делают верно там.

АХ: Конечно, извлекаются. Именно поэтому у нас были огромные вопросы по полиции в Ингушетии, прошли там и  большие перестановки. Поэтому мы говорим, что в КБР на постах никто никого не проверяет. На постах ни одного полицейского не найдёшь. Конечно, извлекаются уроки.
Из всего. Из тех трагедий, которые происходили.

ГШ: А "Чёрные ястребы"?

АХ: А кто эти люди?

РБ: А этого никто не знает….

АХ: А почему Вы хотите, чтобы я комментировал то, чего никто не знает и никто никогда не видел? Вот скажите мне, мы сидим и обсуждаем то, чего никто не знает. Я сегодня надену маску и выйду на какой-нибудь канал. Попрошу "Рашу Тудей": "Снимите меня, я буду говорить". Вроде  слова правильные, красивые. Вроде здорово. Ну, и что? Ну, заявил. Где находятся - не знаю.

ГШ: В КБР, были сделаны верные заявления о том, что это может вызвать только эскалацию насилия, если начнут сами люди друг друга отстреливать.

АХ: Я могу, соболезнуя, сочувственно относиться к настороженности людей, которая есть. Но я не буду поддерживать такой самосуд, попытку подменить собой государство. Я при этом прекрасно понимаю, что в каких-то вопросах государство не полностью выполняет свои задачи по защите безопасности людей.

Стратегия развития СКФО: Туризм

РБ: Продолжая тему Приэльбрусья. Ситуация в Кабардино-Балкарии накалилась. Произошла атака на туристическую инфраструктуру региона, убиты туристы, приехавшие на Эльбрус из Москвы. Каковы итоги расследования? Исключена ли версия коммерческих разборок?

АХ: Я не могу обозначать версии, я могу сказать только то, что у меня там был серьезный разговор. Я выступал перед местными жителями и бизнесменами и сказал, что у меня очень много вопросов по поводу того, почему вот эту канатку взрывают, а вот эту не взрывают, почему эти санатории трогают, а эти не трогают? Я владею точной информацией по поводу того, каких предпринимателей и чиновников боевики обкладывают данью. Я, конечно, понимаю, что легче заплатить и жить спокойно, ждать туристов, для того чтобы, когда они приедут, развивать свой бизнес. Но каждый рубль, который дается террористам, - это смерть гражданина Российской Федерации на Кавказе, в Москве и в других городах. На это я пойти не могу.

По отдельности невозможно противодействовать этому злу. Если довели ситуацию до такого, страдают все. Власть пострадает, потому что не получит налогов из-за введенного режима контртеррористической операции. И бизнес пострадает, потому что в регион не будут ездить. Я сам и впредь буду рекомендовать, чтоб не ездили туда отдыхать, пока проводится контртеррористическая операция.

Кстати, посмотрите, сколько налогов собирается - ноль налогов, особенно в Карачаево-Черкесии. Возьмите тот же Домбай - налогов нет, якобы никто там вообще не катается. А ведь федерация вложила деньги в этот курорт.

Много вопросов возникает на сегодняшний день: кто в большей степени является пособником бандитов, кто занимается переделом собственности и ради чего все это использует? Идет расследование, идет контртеррористическая операция в Эльбрусском районе. Она будет отменена в тот момент, когда мы окончательно будем уверены, что люди могут спокойно приезжать, отдыхать и ничего им не угрожает. Когда это закончится - решит оперативный штаб.

ГШ: А вы ожидаете каких-то сроков? Вам рапортуют?

АХ: Конечно.

ГШ: До лета, например. Летом всегда наблюдается дополнительный всплеск активности бандформирований.

АХ: Будем осуществлять уничтожение боевиков ровно до того момента, пока не будем уверены, что территория очищена, чтоб люди спокойно приезжали отдыхать.

ГШ: Можно вспомнить опыт Шри-Ланки, где на протяжении многих лет существовали боевики, но страна туристически развивалась.

АХ: Почитайте про Куршавель, не поверите, там тоже в прошлом взрывали подъемники.

РБ: Есть же известный способ решения: в Египте, когда расстреляли Луксор, придумали туристическую полицию. В Турции автобусы с русскими находятся под охраной специального полицейского.

АХ: Я не хочу ездить под охраной полицейского, я хочу отдыхать нормально, комфортно. Туристы ведь продолжают ездить сегодня в Израиль, хотя там регулярно случаются взрывы. Просто надо уничтожать, будем уничтожать. Я очень хочу, поверьте, очистить Кавказ от всей этой нечисти, потому, что Кавказ реально может быть нашей конфеткой.

Происходящее сегодня на Кавказе, очевидно, не способствует развитию экономики, инвестиционной привлекательности. Поэтому нужен подготовительный этап, в том числе и со спецоперациями, направленными на вычищение всего бандподполья. Кроме того, близится Олимпиада, в преддверии которой мы должны здесь все зачистить. Поэтому еще раз вам говорю, что мы будем защищать Кавказ по полной программе, пока не уничтожим последнего бандита.

Корпорация развития Северного Кавказа: первые результаты


Полный текст

Комментарии (2)

Android badge Ios badge
TopList