март 23 2016, 18:41

Теракты в Брюсселе: почему опять обвинили кавказцев?

Сейчас ситуация немного другая. В ноябре Францию потрясла серия терактов. Очень многие мои знакомые, давно занимающиеся  вопросами  интеграции беженцев и мигрантов, в течение многих лет просили, но не получали какой-либо помощи в мэрии Парижа и Марселя, у французского правительства. Но сейчас, между 15 и 30 ноября, наконец-то получили финансовую и административную поддержку в своих городах. Потому что когда у нас дошло до кризиса, то все сразу поняли, что налицо проблема, что - эти люди - организаторы терактов - граждане Франции. Часть населения и политиков бросилась требовать лишения их французских паспортов и применения других жестких мер, которые лишь вызовут еще большее озлобление со стороны "приезжих". Другая часть общества, поняв немного больше, вдруг нашла возможности помочь организациям, которые давно кричат "караул" в этой области.

Есть группы населения, которые можно обвинить во всех грехах, повесив на них все проблемы. Россияне это хорошо знают. Вспомним, как вдруг из России стали выселять грузин. Или как после взрыва домов стали вдруг искать лиц подозрительной внешности, под которой подразумевалась "кавказская".

Чеченская диаспора во Франции после терактов

СК: Во Франции одна из самых больших в Европе чеченских диаспор – 35 или 45 тыс. человек. Чеченцы приезжали начиная со Второй чеченской войны и Франция тогда очень поддерживала жертв чеченской войны, достаточно охотно давая им статус беженцев. Потом они обросли детьми и семьями. Открылось много культурных центров.

Кавказский узел (КУ): И сколько таких культурных центров?

СК: Если я правильно помню, то не менее шести-семи в больших городах, а, возможно, и больше. Когда в январе и в ноябре произошли известные события во Франции и теракты в Париже, то в ночь после терактов в десятки чеченских семей пришли с обысками. Причем, это были семьи, которые вообще не имели никакого отношения к данным событиям, это были бывшие беженцы, которые приехали давным-давно и уже вырастили здесь детей. Обстоятельства проведения этих обысков, насколько мне известно, были очень печальными: врывались ночью без ордера, пугали малолетних детей, отбирали технику, которую потом, спустя семь-восемь месяцев одним вернули, а другим так и не отдали. Таких обысков было очень много и далеко не только у чеченцев. Поэтому, конечно, чтобы всю технику проверить, потребовалось большое количество времени. Члены одной семьи, которых я опрашивала, рассказали, что у них отобрали все технику, включая планшеты детей. Понятно, что все это стоит больших денег, которых у беженцев часто совсем немного, а у них отобрали и телефоны, и планшеты, и компьютеры. Причем, ни ордера, ни связи с произошедшими событиями не было. Никаких, конечно, извинений тоже не последовало. Но в прессе тогда очень быстро появилась информация, что в связи с ноябрьскими событиями в парижском регионе прошло 12 обысков в чеченских семьях.

Люди все сразу очень быстро понимают: Чечня, ислам, терроризм. Ни у кого даже не возникает вопросов, почему накинулись на чеченцев. А вопрос-то есть: почему  накинулись именно на них? Факты потом показали, что эти люди из чеченской диаспоры не имели вообще никакого отношения к данным событиям. Тем не менее, этот логический ряд характерен для полиции, обывателей, медиа. Это очень легко. Допустим, если бы мы упомянули какую-нибудь другую маленькую народность Кавказа, то никто бы вообще ничего не понял, а Чечня у всех "на слуху". Слово "терроризм" с ней тоже не первый раз ассоциируется. В чеченской диаспоре была настоящая паника. Могу привести другой пример, когда французский спецназ в Ницце ворвался в одно помещение и молодой чеченец выпрыгнул в окно и разбился.


Полный текст

Комментарии (3)

Android badge Ios badge
TopList