19 мая 2019 / 15:20

Внутренняя политика Армении, апрель-май 2019

В последнее время, примерно раз в месяц я делаю обзоры внутриполитической ситуации в Армении, в первую очередь, естественно, рассматриваю то, что считаю важным, когда накапливается достаточно материала. Предыдущие обзоры и материалы по текущей внутренней политике Армении:

В последнее время события идут очень быстро. Все три основных сюжета внутренней политики связаны с противостоянием новых властей и старой системы – это давление на компанию «Спайка», попытка выдавить из парламента Гагика Царукяна, а также история вокруг суда над Робертом Кочаряном. Помимо этого, существует очень интересный сюжет противостояния ряда представителей новой власти, а также их союзников из «гражданского общества» с главой СНБ Армении Артуром Ванецяном. Но этот сюжет пока еще не созрел и поэтому я его касаться не буду. Еще один сюжет на будущее - это Самвел Бабаян, поставивший на уши внутриполитическую ситуацию в Карабахе, но пока и там еще не все понятно. Пока же о "Спайке", Царукяне и Кочаряне.

 

Компания «Спайка»

4 мая гендиректор логистической компании «Спайка» Давид Казарян был выпущен на свободу после уплаты 2.1 млн. долл. Казарян был арестован примерно месяц назад, после чего прошла акция протеста с требованием его освобождения. После ареста Казаряна было сделано множество негативных комментариев. В частности, многие говорили, что будут проблемы с реализацией сельскохозяйственного урожая. Компания стала основной институцией по реализации внешней торговли и заготовок сельскохозяйственной продукции в Армении, поэтому арест Казаряна вызвал переполох и в селах. В компании заявляли, что зарубежные финансовые организации заморозили кредиты, и они не смогут закупать у сельчан фрукты и овощи. Пашинян быстро отреагировал на это, заявив, что ожидает, что и «Спайка» будет работать, и ее конкуренты, что означает, что проблем с сельским хозяйством в 2019 году не будет. 25 апреля Евразийский банк развития приостановил программу инвестиций, связанную с этой компанией из опасений, что будет банкротство. Хотя при этом было заявлено, что программа не отменена, и может быть возобновлена в дальнейшем.

«Спайка» связана с прошлыми властями Армении. По слухам, ее долей овладел Роберт Кочарян в 2007 году и продал зятю Сержа Саргсяна Микаелу Минасяну в 2009 году. Скорее всего, Минасян не был единственным владельцем компании и продал свою долю в 2018 году после смены власти ввиду интенсивности проверок и так далее. После вхождения в бизнес Микаела Минасяна бизнес пошел в гору.

Оценка размера компании «Спайка» исходя из списка крупнейших налогоплательщиков

 

2010

2011

2012

2013

2014

2015

2016

2017

2018

Номер в рейтинге

731

426

364

215

189

154

122

82

45

Выплаченные налоги, млн. драм

97,7

183,6

258,5

524,3

617,1

766,8

1065,4

1815,0

3747,5

Рост позиции «Спайки» в списке крупнейших налогоплательщиков Армении за 10 лет (слева) и рост числа зарегистрированных сотрудников и стоимости компании в 2010-2018 гг.

Оценка стоимости производилась как размер выплаченных налогов в четырехкратном размере (оценка выручки) с поправкой на долю теневого оборота (оценка) и страновой риск. Количество сотрудников – среднегодовое. В 2019 году в первом квартале средняя численность сотрудников «Спайки» составила 1706 человек по сравнению с 1131 в 1 квартале 2018 года. Из всего прироста: оценка доли числа сотрудников, выведенных из тени – 42%, прирост числа сотрудников – 58%. Доля сотрудников, находившихся в тени при прошлой власти – 15%.

Рассмотрим, как бизнес, в том числе иностранный, может воспринять давление на эту компанию. Компания действительно была связана с прошлыми властями, но крупный бизнес почти в любой стране, по крайней мере развивающейся, в той или иной степени связан с властями. Более того, часто именно власти дают бизнесу гарантии неприкосновенности, если институты еще не состоялись, чтобы гарантировать беспристрастность действий всех игроков, в том числе правовой системы и регулирующих органов.

Поэтому, после смены власти часто в отношении бизнеса могут возникнуть вопросы. Однако важно то, как именно эти вопросы будут рассматриваться. И судя по всему, что мне известно, крупный и средний бизнес, в том числе иностранный, рассматривает кейс «Спайки» крайне негативно. С руководителя компании получили 2 миллиона долларов, но я уверен, что не менее чем в десять раз больше бюджет не досчитается налоговых доходов от не произведенных инвестиций или прочих случаев уклонения работы с государством.

Возникает вопрос – означает ли это, что ради хорошего настроения бизнеса не стоит устанавливать законность? Отнюдь. Законность надо устанавливать, в том числе и правовыми средствами, находящимися в расположении государства. Однако серьезный вопрос состоит в том, стоит ли это делать так публично? Опять же говорю, активизации бизнеса после такого ожидать не стоит и, если она и произойдет, то с определенным интервалом, после того как все уляжется, то есть, вопреки, а не благодаря этому аресту.

 

Мандат Гагика Царукяна

В этом году довольно жарко было вокруг Гагика Царукяна. В начале года, после выборов, в общественном пространстве стал обсуждаться вопрос относительно того, является ли Гагик Царукян олигархом. Он объяснял это так: он владелец бизнеса, но не управляет бизнесом, а значит не бизнесмен. В целом эта логика была подтверждена Пашиняном, но впоследствии позиция стала меняться, причем не в последнюю очередь из-за достаточно острой критики власти со стороны партии Царукяна в парламенте, в том числе по вопросу выступления ЛГБТ в парламенте.

В марте началось выдавливание кадров Царукяна из министерства спорта и молодежи (ныне присоединенное к министерству образования), а также из региональных администраций, в особенности, в Котайке. В начале апреля были проведены проверки в компаниях, принадлежащих Царукяну.

В середине апреля возник спор относительно пошлин на цемент, поскольку иранский цемент и сырье начал расширять позиции на армянском рынке и Царукян занял протекционистскую позицию. У него есть вполне конкретный бизнес-интерес, он владелец компании «Араратцемент» и крупнейший производитель цемента в Армении, так что он, по сути, лоббировал собственный бизнес. Раньше в парламенте тоже лоббировались бизнес интересы, но это делалось непублично, сегодня же все стало публичным.

В ответ к концу апреля представитель миноритарной спойлерской партии Сурен Саакян стал выступать против Царукяна, мол тот олигарх и должен быть изгнан из парламента. Внезапно эту тему «подхватил» спикер парламента Арарат Мирзоян. Он обратился к Царукяну с письмом, где просил дать разъяснения по поводу своей бизнес деятельности. Начались разговоры о необходимости отзыва мандата Царукяна. Однако фракция Царукяна заявила о том, что тогда все их депутаты сдадут мандаты.

Это грозило бы совершенно неконтролируемым развитием ситуации. Во-первых, сдача мандатов означает уже вызов – серьезный конфликт с новыми властями. Гагик Царукян явно не ангел и, возможно, власти нашли бы чем его наказать; избирательное применение и неприменение правосудия уже не новость в стране. В то же время, это означает серьезные проблемы и для власти. Сами представители ППА начали говорить о том, что это должно привести к перевыборам, на что им вскоре был дан ответ, что этого не будет. (эта ситуация из тех, которые можно понять из законов по-разному, в зависимости от интересов трактующего). Но это же означает серьезный конфликт уже внутри революционного консенсуса, потому что Царукян пользуется поддержкой общества, кроме того, Царукян поддержал «Бархатную революцию», то есть, получается, что места для оппозиции в легальном политическом поле не остается.

Это также означает, что любая оппозиция против Пашиняна будет действовать радикально, вне легального пространства и, пока у Пашиняна высок рейтинг, он может это пережить, но он все чаще будет прибегать к репрессиям и станет из борца за свободу ее главным гонителем буквально в течение пары лет – причем даже если сам того не особо хочет. Это будет уже колея, с которой свернуть будет трудно. Поэтому на самом деле ему это не нужно по меньшей мере не меньше, чем Царукяну. В конце концов Царукян может потерять все в Армении, но у него немало бизнесов и за рубежом, а у Пашиняна политических ставок вне Армении нет, поэтому для него эта игра банально дороже. На данный момент блок «Мой Шаг» решил не создавать комиссию по этике относительно вопроса Царукяна, но подвешивает этот вопрос в замороженном состоянии.

 

Ситуация с делом Роберта Кочаряна

Дело Кочаряна это центральный сюжет всей внутренней политики Армении после парламентских выборов декабря 2018 года. И если Пашинян считает своим достижением арест Кочаряна, то так не думают многие иностранные партнеры, многие политические силы и правовая система. Вокруг Кочаряна создана целая политическая мифология, что уже начинает работать ему в плюс. На протяжении 4-5 дней вся страна внимательно следила за судебным процессом над Робертом Кочаряном и несмотря на полную мобилизацию прокуратуры, отложившей ряд дел и занимающейся только делом Кочаряна, а также благосклонную позицию судьи в отношении обвинения, дело не идет. Чуть ранее Сильва Амбарцумян уже отказалась от своих слов по взятке в отношении Кочаряна.

Дело по 1 марта на данный момент ничего не доказало – нет обстоятельств гибели людей, нет обстоятельств участия Кочаряна в этом всем, вообще ничего нет. Сторонники Пашиняна, в особенности из «гражданского общества», сваливают все на судей и хотят провести обновление судебной системы, но это вопиющий правовой нигилизм.

Кроме того, на протяжении последней недели на всю катушку раскрутилась пропаганда ненависти, концентрированно идущая с самого верха. Власть мобилизовала людей на проведение якобы спонтанных акций протеста против освобождения Кочаряна, идет пропаганда ненависти против Карабаха и властей Карабаха идет пропаганда ненависти против АРФ «Дашнакцутюн» и уже прошло несколько нападений, в том числе на бывшего лидера «Дашнакцутюн» Гранта Маргаряна, который вчера гулял с детьми, а также на участников прокочаряновской акции протеста.

Власть воспринимает тот факт, что Кочарян вышел, как собственное поражение и вообще не хочет смотреть на правовые аспекты. А они в следующем. Дело не доказано и разваливается даже в армянском суде первой инстанции. В Европейском суде у этого дела вообще никаких шансов в нынешнем виде. Далее – нахождение бывшего президента в заключении без достаточных оснований во время следствия также непонятно, учитывая его иммунитет. Плюс, поручение двух президентов НКР это очень серьезное основание для выхода под залог – в противном случае этот институт вообще перестанет действовать. То есть, дело на данный момент не доказано, но в обществе раздувается истерия и агрессия, и это очень важно подчеркнуть: Пашинян решил не идти по пути объединения страны, а наоборот, раскручивает внутренний конфликт.

Погода на Кавказе
Android badge Ios badge
TopList