22 июня 2019 / 09:45

Политика Армении, июнь 2019 года (опросы, отношения с Россией, свобода слова)

Из последнего по внутренней политике: Съезд правящей партии Армении - результаты. А теперь пойдем по другим темам, которые стали заметны ко второй половине июня 2019 года.

 

Битва «опросов»

Поскольку формализация власти Никола Пашиняна и его партии еще не завершена, а других мощных фигур в партии нет, то неформальные методы власти все еще играют большую роль. Ключевым неформальным элементом этой власти является кредит доверия, выданный обществом Николу Пашиняну. Тема рейтинга Пашиняна является одной из самых часто обсуждаемых проблем и вокруг нее регулярно возникают споры. Пашинян по-прежнему регулярно обращается к общественности, хотя в последнее время эффективность этих обращений снижается – люди более не выходят на улицу для поддержки этой власти и даже скорее наоборот.

В то же время, соцопросы уже проводились. Реальный уровень одобрения деятельности власти можно определить на соцопросах и результаты такого опроса я уже приводил: Рейтинг одобрения премьера 81.6% (соцопрос). Что это означает. Кстати говоря, деятельность Пашиняна одобряют еще больше людей (если задавать вопрос именно так).

Однако этот рейтинг выглядит как некий «Кот Шредингера», который одновременно и есть, и его нет. Партия Пашиняна регулярно проигрывает на выборах на местах, в особенности стоит обратить внимание на выборы в г. Абовян, прошедшие 10 дней назад. Пашинян сам там участвовал в агитации, плюс активно применялись разные виды давления, но провести кандидата от власти там не удалось. (см. Проблемы в системе управления Армении через год после «Бархатной революции»).

За последнюю неделю несколько опросов прошли в социальной сети «Фейсбук», где, конечно, нельзя сделать репрезентативную выборку, но можно измерить «социальную энергию». 14-15 июня, как раз к съезду партии, опрос объявил блок «Мой Шаг» на своей официальной странице, где проголосовало 6200 человек, из которых 46% выразили удовлетворение работой Пашиняна, а 54% - неудовлетворение. После опрос был удален и был проведен новый опрос, где Пашинян набрал уже 41%; этот опрос также был удален, и партия провела третий опрос, где соотношение было уже 40% на 60%. В итоге решено было объявить, что голосовали «фейки» прошлых властей, а посему опрос не имеет реальной силы.

В действительности опрос не имеет силы, поскольку, во-первых, он проводился не на нейтральной площадке, а на заинтересованной площадке – странице блока «Мой Шаг», кроме того, он проводился в очень сжатые сроки, а значит участвовали только политически активные и заинтересованные люди, а среди таковых вполне может быть много противников власти, даже если в обществе в целом их по-прежнему в пределах 15-20%. Наконец, вопрос еще и в том, какова картина поддержки Пашиняна – если это, к примеру, старшее поколение, то доступа в интернет оно часто не имеет, а молодежь политически пассивна, что искажает выборку.

Наконец, это превратилось в игру. На странице Роберта Кочаряна тоже провели опрос, там Пашинян вообще набрал лишь 7%. Потом опрос провело онлайн-СМИ armday.org на своей фейсбук-странице. Я впервые узнал об этом СМИ, но оказалось, что у него достаточно большая и лояльная аудитория: 87 тысяч «лайков», причем число подписчиков – совпадает, что означает лояльность аудитории. Также, беглое ознакомление с последними материалами не дало оснований полагать пристрастность этого СМИ, плюс, опрос более длительный – на целую неделю. Поэтому его результаты адекватнее – 61% «за» Пашиняна и 39% - «против». Проголосовало 15 200 человек. Несмотря на то, что он висит уже несколько дней, результаты не меняются, что может в принципе означать, что расклад в ФБ именно таков. Однако во всех подобных опросах следует, помимо искажения выборки, помнить еще одно обстоятельство: у Армении большая диаспора, в том числе большое количество эмигрантов за последние десять лет. Они все еще заинтересованы в армянской политике и оказывают серьезное влияние на расклад в интернете. Я уверен, что у обоих сторон найдутся аргументы, чтобы объяснить, что эмигранты искажают картину не в их пользу, но поскольку никакого представления о том, как это реально работает у меня нет, просто оставлю этот вопрос в воздухе.

 

Отношения с Россией

Я уже не раз вскользь обращался к тому, что внутриполитическое противостояние имеет/обретает внешние черты. На этом фоне медленно продолжается ухудшение отношений с Россией и накапливается отрицательный фон. После ситуации с арестом и отзывом генсека ОДКБ от Армении Хачатурова, временно ситуация стабилизировалась, а в начале 2019 года Армения отправила контингент миротворцев с гуманитарной миссией в Сирию для участия в российской операции. Однако с мая ситуация стала изменяться уже довольно заметно.

Посол России был вызван в МИД Армении для разъяснений по поводу встречи с Кочаряном. Но это не было простой процедурой, публично отношение к этому выразили и депутаты, включая спикера парламента, неоднократно высказавшегося по теме. ЕС и США тем временем увеличили помощь Армении, причем на довольно существенные суммы, что произошло после объявления Пашиняном «переходного правосудия». После несостоявшейся встречи Пашиняна с Путиным в Нур-Султане, да и вообще в целом, холодного приема, в Армении много обсуждали, что это было, а вскоре Армения впервые не проголосовала против грузинской резолюции на ГА ООН. Совсем недавно главным представителем офиса премьер-министра по вопросам диаспоры был назначен Заре Синанян из Глейндейла. Синанян наверняка имеет необходимый опыт, но критики отмечали внимание на тот факт, что из числа выходцев из России никто так и не был привлечен к этой работе, хотя в России проживает примерно в три раза больше армян, чем в США, а опыт там необходим совсем другой.

Мигран Погосян, которого сначала в России задержали и даже собирались экстрадировать, в конце мая отпущен на свободу, пока с электронным браслетом, но сейчас вероятность экстрадиции снизилась. Я говорил, что считаю, что это дело является тестом на уровень взаимоотношений, но этот уровень, по-видимому, продолжает снижаться. Также, российское СМИ «Евразия дэйли» опубликовало раздраженный текст о присутствии некоего незарегистрированного лица на встрече с Путиным. Это уже не первый слив в отношении властей Армении на этом сайте, выглядящий не совсем как журналистский материал.

В начале мая сайт «Медиум» опубликовал материал, в котором связал противников Пашиняна с Россией. Их задержания, по одному из которых я довольно остро отписался (см. В Ереване задержаны оппозиционеры), кстати, продолжаются почти каждый день и вновь по доносам, что я считаю очень тревожным сигналом. Сами противники Пашиняна, кстати, напротив, связывают деятельность его правительства с западными фондами, которые в России считают враждебными. Кстати говоря, даже если оба этих мнения неверны, сам факт их наличия создает определенный фон. И, хотя, власти продолжают утверждать, что отношения в полном порядке, не отметить факт изменения контекста и фона двусторонних отношений уже невозможно. На этом фоне в начале июня стали распространяться сообщения о том, что из России и Казахстана есть определенные неформальные ограничения на перевод денег в Армению; ЦБ Армении отверг данные слухи. Надеюсь, что это так и есть, но было бы неплохо проверить эту информацию, что станет видно из тенденций притока трансфертов за июнь, что мы узнаем через месяц-полтора.

Разумеется, это не все новости; не все новости негативны. Председатель постоянной комиссии парламента Армении по евразийской интеграции предложил создать Парламентскую ассамблею ЕАЭС. Хотя стоит отметить, что он принадлежит к «Процветающей Армении», а заявление сделал в личном качестве. Также в Ереван прибыл Самвел Карапетян – который даже публично прогулялся с Пашиняном. Но о чем они говорили? В СМИ есть немало пересуд по этому поводу, но не думаю, что это означает восстановление всех инвестиционных программ Карапетяна, а тем более всего российско-армянского бизнес-сообщества. Наконец, есть и протокольная история с разными поздравлениями и заявлениями, которой я с позволения читателей вообще не коснусь. В целом же тенденции не очень оптимистичные.

 

Свобода слова

С одной стороны, я писал о том, что армянские СМИ стали более свободными и плюралистичными. К такому выводу я пришел в своей статье «Свободны ли армянские СМИ? Ситуация в медиа-пространстве до и после «Бархатной революции»». Приведу резюме статьи целиком.

Армянские СМИ являются в общем свободными, хотя уже были определенные сигналы о намерении эту свободу ограничить. Независимых СМИ в стране почти нет, большинство из них зависят от спонсора, будь то государство, политическая партия или иностранный донор. Нейтральными армянские СМИ очевидно не стали, но стали более объективными за последние годы. Также, повысилось качество материалов, но самым главным изменением является абсолютная плюралистичность медиа-пространства Армении. И это, скорее всего, уже надолго. Соответственно, уровень свободы СМИ очень высок – и это является важным приобретением Армении после Бархатной революции. Однако, как и любое приобретение, его еще предстоит отстоять и закрепить, что является сегодня актуальной проблемой общества.

Принципиально с тех пор ничего не изменилось, поэтому можно под этими словами подписаться и сейчас. Позже уже вышел индекс «Репортеров без границ»: Репортеры без границ: Армения повысила позицию в индексе свободы прессы после смены власти. Оппозиция критикует РБГ за пристрастность в пользу властей, но это не так. РБГ, по сути, зафиксировали тот прогресс, который имел место в результате революции. Причем прогресс этот, во многом, стал техническим следствием революции, а не следствием какой-то нацеленной деятельности власти. В частности, изменение расположения политического центра (и как следствие, становление ряда СМИ как оппозиционных), раскол медиа-концерна «ПанАрмениан», кристаллизация идеологической позиции бывших провластных СМИ и так далее, все это привело к росту плюрализма, а само по себе это было следствием смены власти.

Но мы не говорим о целевых действиях новой власти. Наоборот, есть уже заметные проблемы. Я уже показывал, как после «Бархатной революции» интерес правительства к профилям пользователей резко вырос. См: «Железный удар» Пашиняна по «людям в черном»: опасные тенденции в отношении политических свобод в Армении.

В последнее время несколько примечательных публикаций сделала Шушан Дойдоян, глава центра по свободе информации Армении. Во-первых, она рассказала о распространении неэтичной журналистики. Это правда, общий нетолерантный фон, острая конкуренция, растущее число «фейков» приводят к росту некачественной и провокативной журналистики. И это уже новая тенденция, все более заметная в 2019 году. Казалось бы, власть полностью сконцентрирована в руках новых властей, но они по-прежнему чувствуют себя не вполне уверенно – и это тоже проявляется в этом противостоянии. Кстати, см.: Борьба с ложной информацией или свобода слова? Как быть с фейками?

Но это не все. Также, Шушан Дойдоян пишет, что по ее запросу получена информация, что уже за год – с мая 2018 года по начало июня 2019 года число дел против СМИ по защите чести и достоинства составило 91, это столько же, сколько было с 2010 по 2014 год. Это ситуация неоднозначная. С одной стороны, защита чести и достоинства в том числе от СМИ необходима, с другой, это может использоваться как давление на СМИ. И если при «прошлом режиме» Совет Европы и прочие правозащитники связывали это с давлением на СМИ, то нам надо тогда также к этому относиться и сейчас.

Но и это не все. Шушан Дойдоян пишет, что сейчас на их запросы об информации тоже отвечают реже. Они подали в суд, а как одно из развитий процесса – апелляционный суд назначил заседание на 30 апреля 2020 года. Это уже тоже одно из следствий давления Пашиняна на суды, которые теперь ему однозначно подчиняются. И, заключает Дойдоян, если даже наш запрос будет удовлетворен, он будет уже полностью устаревшим.

В связи с этим хочу привести статистику уже от другой правозащитной организации – Комитета по защите свободы слова, который регулярно издает (или издавал до конца 2018 года? Поскольку новых публикаций нет) отчеты по ситуации со свободой слова в Армении. Приведу часть цифр оттуда.

Случаи нарушения свободы информации в Армении – с конца 2010 по 2018 гг., поквартально

Примечание: в первой половине 2014 г. и в 2015 г. у меня данные за полгода, которые разделены поровну между кварталами.

Итак, после «Бархатной революции» произошел резкий скачок случаев ограничения выдачи информации или просто ограничения свободы информации в Армении. Один такой скачок был в третьем квартале 2017 года, но это был все же более-менее единичный случай, а вот в 2018 году мы видим, что в третьем квартале рост, в четвертом – снова рост – и здесь очень важно понять, какие тенденции были в начале 2019 года, но чисто эмпирически – все было не вполне демократично.

Погода на Кавказе
Android badge Ios badge
TopList