13 авг. 2020 / 23:43

По иммиграции в Армению жителей Ближнего Востока – и политике в отношении диаспоры

Новые идеи Заре Синаняна

Недавно главный комиссар по делам диаспоры Заре Синанян заявил, что после взрыва в Бейруте можно ускорить репатриацию ливанских армян в Армению. Он сделал несколько заявлений, которые я хочу тут обсудить. Синанян сказал:

«Сегодня уже необходимо думать о том, чтобы Армения стала родиной для подобных нам наций – речь об испанских (в других публикациях – христианах) арабах, ассирийцах, других нациях, которые не представляют угрозы с точки зрения национальной безопасности и могут легко интегрироваться в Армении. Таким образом можно изменить демографическую ситуацию в Армении, и этого не надо стыдиться, это правильный шаг. Это будет успехом. Представьте, мы сделаем Армению страной, привлекательной не только для армян».

Также он прокомментировал политику, проводившуюся до него:

«Было 30 лет для подготовки к репатриации. Однако мы почти с нуля начинаем. Умышленно не проводилась политика репатриации. Не создавались предпосылки и инфраструктура. Сегодня мы пытаемся создать всё по возможности быстро».

Эти высказывания требуют рассмотрения, поскольку в одном кратком заявлении Синанян затронул множество вопросов. Итак, начнем с иммиграции неармян в Армению. Это высказывание вызвало серьезную критику. Многим в Армении не понравилось направление его мысли, а уж идея о привлечении арабов в Армению вообще, несмотря и на очень давнее прошлое, слишком мало кого может увлечь. Тем не менее, идея ненастолько плоха, чтобы совсем ее игнорировать. Я сам неоднократно высказывал такую идею на разных мероприятиях и совсем не исключаю, что опосредованно она и дошла до Синаняна. К сожалению, в изложении некомпетентных и не имеющих четких ориентиров людей, любая идея станет неудобоваримой – и то же происходит и с этой. Форма заявления настолько неадекватна, что о содержании разговор так и не пошел. А зря.

 

Нужна ли Армении иммиграция?

Разговор о том, что делать в условиях демографического кризиса необходим. Пойдем по порядку.

a)       Армения находится в недружественном окружении и не видно никаких перспектив, чтобы это обстоятельство изменилось (см. также: События на армяно-азербайджанской границе и их военно-политическая и дипломатическая предыстория).

b)      После военного, демографический вызов является самым главным для страны. За постсоветский период уехало почти полтора миллиона человек, а иммиграция была незначительной, рождаемость упала более чем в два раза. Это означает, что через 5 лет естественный прирост сменится естественной убылью, через 10 лет социальная инфраструктура начнет рушиться из-за резкого изменения структуры населения (хотя в отношении системы образования это уже факт), через 30 лет некому будет зарабатывать и платить пенсии, а проблемы с тем, чтобы сохранять численность армии существуют уже 10 лет и постоянно углубляются.

c)       Решить демографические проблемы своими усилиями и в условиях существующей политэкономической модели не будет возможным.

Как следствие, надо пытаться эту проблему как-то решить. Проблема осознавалась раньше, когда еще в середине 2000-ых дашнаки говорили, что население Армении уже нужно было довести до 4 миллионов, или когда Серж Саргсян заявил, что к 2040 году доведет население до 4 млн человек, а также нынешним ПМ Николом Пашиняном, который обещал довести население до 5 млн к 2050 году. С 1 июля 2020 года начала действовать программа содействия рождаемости и молодым матерям. Но всего этого недостаточно; к тому же начали закрывать роддома в провинциях, что полный абсурд, если кто-то хочет повышать рождаемость.

Также, следует исходить из еще ряда обстоятельств:

d)      Рождаемость вряд ли дойдет до уровня простого замещения поколений в ближайшие десятилетия, но даже если и дойдет, этого будет достаточно лишь для стабилизации естественного прироста и - при нулевой миграции - численности населения.

e)      Армянская диаспора не собирается в Армению, и большая ее часть не будет ехать даже в крайних условиях, поскольку всегда найдется какое-нибудь более предпочтительное направление (сейчас большинство границ открыто).

f)        На перспективу Армении критически не будет хватать сельского населения, которое важно по многим причинам, в том числе и в территориях НКР.

 

Кто может приезжать в Армению?

Как следствие, нужно определить задачи и работать над иммиграцией в страну сельского населения, так, чтобы это принесло максимальную пользу, а не вред. К сожалению, в отличие от России, у нас нет ресурса импортировать культурно близкое и легко адаптируемое население в больших количествах, а также нет ресурсов для его адаптации. Для России таковым выступает постсоветское пространство, где живут люди, жившие с Россией в одной империи на протяжении двухсот лет, к тому же многие из иммигрантов сами славяне.

У Армении есть диаспора, но даже с ней культурные различия довольно велики, а по причине слабости центростремительных сил, в итоге притянуть этих людей не получается. В том числе и от господствующего мировоззрения в Армении, которое можно было бы назвать проторасистским, где чем богаче страна, тем важнее человек, прибывающий оттуда, и это мировоззрение включает в себя и авторасизм, поскольку Армения в этой системе ниже середины. Но помимо материального, есть и другие компоненты расизма, в том числе и в эксплицитных формах. Впрочем, я не буду углубляться в этот вопрос, а лишь скажу, что с таким настроем никто из иммигрантов в стране не останется – и не остаётся. Даже большинство сирийских армян уехали из Армении, потому что «это не страна» - и потому что в других странах лучше. Тем не менее, этот вопрос надо решить, чтобы идти дальше, и надо изменить мировоззрение как местных, так и приезжих, относительно перспектив страны и их собственных перспектив в ней, и потенциала их сосуществования.

Другое обстоятельство – что, хотя Армения не может привлечь в страну людей, бытовая и социальная культура достаточно близка к местной, есть следующий круг близости – это регион как раз большого Ближнего Востока, где есть народы, с которыми армяне жили в одних империях в прошлом. И этот культурный багаж, пусть и истончился, но не полностью растрачен. Да, это именно христиане Ближнего Востока, а также – езиды.

Второй аспект – это политические последствия такой иммиграции. Неизбежно сколько-нибудь массовый приток культурно отличного населения (даже если бы это была армянская диаспора) приведет к геттоизации приезжего населения и к недовольству коренного. Геттоизация будет тем более неизбежной, что мы уже говорили, что нужно территориальное расселение крестьян. В частности, речь идет о горных скотоводах.

Если с этим не работать, это может стать существенной проблемой, но было бы сущей неграмотностью просто привозить в страну людей и считать проблему на этом решенной. Если мы увеличиваем численность населения, то надо отчетливо понимать, что речь идет о расширении человеческого капитала, и именно так к этой проблеме надо относиться. А это означает, что с приездом людей работа начинается. Поэтому:

1.       Армении необходимо привлечение иностранного населения для решения демографических проблем, а значит иммиграция должна быть массовой.

2.       Необходимо территориальное расселение иммигрантов по пустующим и не возделываемым землям, особенно в регионах горного скотоводства.

3.       В первую очередь необходимо по репатриировать всех потенциальных иммигрантов из армянской диаспоры, особенно, провинциалов и сельчан, но также горожан и любых жителей, адаптация которых на новом месте не требует серьезных денежных вливаний.

4.       На политике репатриации армянской диаспоры необходимо отработать технологии интеграции, которые пригодятся в дальнейшем при иммиграции людей не армянской национальности.

Как уже сказано, демографический потенциал диаспоры будет исчерпан довольно быстро, поскольку времена, когда армяне в диаспоре бедствовали, в основном прошли, а все возможности репатриировать людей в период кризиса Армения упустила, например, в 1990 году из Баку, в 2003 из Ирака, в 2012 из Сирии и уже сейчас, скорее всего, - из Ливана. Но в любом случае иммиграция из диаспоры должна быть целенаправленной и ей должен быть приоритет, хотя бы потому, что на ней государство должно наработать многие механизмы взаимодействия с организованной иммиграцией.

Но после исчерпания или сужения этого потока, появится необходимость продолжения притока людей в страну, что, оценочно, произойдет через 10 лет после начала политики репатриации. Тогда придет время для иммиграции в страну людей не армянской национальности. А для того, чтобы эта иммиграция была успешной, нужно выполнить ряд условий. Я намеренно не касаюсь в этом тексте экономических аспектов – это еще больше, но пока что поговорим о социальных.

5.       Для успешной иммиграции, нужна политика гражданской интеграции, где коренное население будет убеждаться в полезности сосуществования и соседства с иммигрантами, а иммигранты будут адаптировать правовые, социальные, политические и некоторые культурные практики Армении.

6.       Должна вестись политика по погашению конфликтов и предотвращения пропаганды вражды, такой как фиксация на национальности преступников и так далее.

7.       Прибывающие должны иметь максимальную степень культурной близости к Армении, среди перспективных групп это: ассирийцы (а также халдеи), езиды, православные и католики со всего Ближнего Востока, марониты и копты.

8.       Основное преимущество этих групп состоит не только в том, что у них нет государства, но и в том, что это все еще традиционные, легко мобилизуемые, неприхотливые финансово, во многом сельские, общины, переместить которые не очень сложно.

Помимо вышеперечисленных социальных обстоятельств, есть и ряд политических, а именно:

9.       Прибывающие не должны иметь альтернативной системы политической лояльности. Речь идет о том, что в Армении не должны концентрироваться люди, имеющие другую Родину. Как сказал Заре Синанян (а я об этом говорю уже много лет), именно Армения должна стать Родиной для прибывающих, что означает, что не должно быть другого государства, где эти люди являются в советской терминологии – титульной национальностью. В Армении уже есть ассирийцы и езиды, и интеграция других ассирийцев и езидов таким образом может быть облегчена. Копты и марониты уже потеряли свои страны (первые 1400 лет назад, вторые – 40), а у прочих с государством еще больше проблем.

10.   Вместе с тем, с этими народами у Армении есть древнейшие культурные связи и Армения не только может, но и в перспективе должна стать их Родиной, как единственное, помимо Израиля, Греции и Ирана существующее государство, имеющее преемственность с Древним Ближним Востоком и Средиземноморьем. Египет, Ирак, Турция и прочие государства, построенные на ликвидации или подавлении этого наследия, разумеется, к этому числу не относятся.

 

Как организовать репатриацию и иммиграцию – и в чем неправ Заре Синанян

Поскольку Заре Синанян не владеет материалом, самостоятельно представить эту идею он не смог. В итоге вышло, что Армения должна стать Родиной для арабов, что полная глупость, поскольку у арабов уже есть огромное число Родин и при всех усилиях, Армения таковой для них стать не сможет. Почти уверен, что под «арабами» он понимал тех самых маронитов, а также прочие христианские группы из региона Ближнего Востока, которые, к сожалению, уже давно подвергаются гонениям и вынуждены бежать во все стороны. Но это-то и неверно. Арабами они являются номинально, например при взгляде из Глендейла. В действительности, этноконфессиональное деление Ближнего Востока куда сложнее, а приезжающие в Армению арабами не будут являться, и не должны. Иначе это будет противоположно пункту 9.

Разумеется, надо выработать серьезную систему образовательных, социальных, культурных, экономических и политических практик, чтобы эти люди или их дети жили в Армении как свои. Это не подразумевает ассимиляции, наоборот, надо не препятствовать собственной культурной идентичности иммигрантов. Но в то же время, гражданская интеграция должна быть адекватной, они должны знать язык и не создавать, как уже сказано, гетто, со всеми вытекающими последствиями.

Разговор об экономической составляющей иммиграции куда сложнее, но я бы начал с того, чтобы использовать на него ресурсы диаспоры, особенно, те, что сейчас тратятся на признание Геноцида. В прошлом году Геноцид армян был признан США и эту задачу можно считать выполненной, а новой задачи нет. И это отличное время для того, чтобы остановиться и прекратить постоянное занятие признанием геноцида, поскольку политизация этой темы исходно была сомнительной с моральной точки зрения, а сейчас она бессмысленна с политической. См. также:

·         США признали Геноцид армян. Предыстория, текст резолюции и ее значение

·         Геноцид армян: история, документы. Позиция Турции и дебаты в турецком обществе

Диаспора осталась без цели и не способна самостоятельно выработать, поскольку не имеет политического центра – это должна сделать Армения. Но и Армения, в силу слабого интеллектуального и политического уровня, тоже не в состоянии это сделать. Тем не менее, либо это будет сделано, либо все останется на самотек, а диаспора будет ассимилироваться все быстрее. На данный момент попытки найти новую цель приходят к тому, что нужно реализовывать в Армении и Арцахе некие социальные проекты, улучшать уровень жизни и образования.

Несмотря на всю привлекательность, это абсолютно бездарная цель. Во-первых, потому что диаспора должна переключить свои усилия с политической задачи на социальную, уровень которой заведомо ниже. Во-вторых, потому что диаспора не будет ощущать собственной связи с тем, что она делает, и в итоге проекты выльются в чистую благотворительность. По этим причинам, проект успеха иметь не будет и его вклад в развитие будет минимален. В действительности, надо чтобы диаспора занималась сама собой и в то же время – развитием Армении. Именно это – финансирование репатриации и последующей адаптации, диаспора и должна взять на себя, вместо бесконечной работы с американскими и прочими конгрессменами. Собственно, это делает и еврейская диаспора.

В то же время, надо не жалеть средств и собственных. Эти вложения в человеческий капитал окупятся сторицей – и, учитывая, что в первую очередь планируется репатриация, а позже – иммиграция – сельчан и провинциалов, это будет стоить сравнительно недорого, но комбинироваться с развитием инфраструктуры, как дорожной, так и всей прочей, и ее уплотнением на территории Армении и Арцаха, что даст кумулятивный эффект к развитию. Мы уже выяснили, что демография – второй по остроте вызов для будущего Армении и он напрямую комбинируется с первым (военным).

При этом, надо повышать экономическую конкурентоспособность Армении, создавать тенденции устойчивого развития как экономического, так и социального, диверсифицировать направления развития, причем конечной их целью должно быть именно создание потенциала для привлечения и интеграции новых иммигрантов, что опять же даст кумулятивный эффект в виде роста рынка, увеличения числа профессий и потенциальных новых иммигрантов в города через одно, два или три поколения, а также молодежь, которая будет зарабатывать, платить налоги и как следствие обеспечивать выплату пенсий тогда, когда собственный демографический ресурс Республики Армения будет уже близок к исчерпанию.

Вместе с тем, неверным мне видится подход Синаняна в том, что «Армения должна стать привлекательной для не только для армян». Во-первых, потому что Армения привлекательной не станет ни для армян, ни тем более неармян ни в ближайшем, ни в дальнейшем будущем – у Армении такого экономического потенциала нет и не будет в ближайшие десятилетия. Это надо просто адекватно понимать. Если можно уехать в Эмираты, Германию, Россию, Австралию и Армению, добровольно Армению выберут только очень странные люди. Собственно, в демографических масштабах их почти и нет, а с точки зрения чистых (нетто) потоков эти числа отрицательные и довольно большие. Кроме того, нет задачи делать Армению абстрактно привлекательной – я уверен, что в мире есть много стран, где люди живут гораздо беднее Армении и рождаемость там, как правило, очень высокая, но в чем смысл чтобы они приехали и создавали только новые проблемы?

Армения может только таргетировать иммиграцию, и как я уже сказал, это должно быть направлено на диаспору и культурно близкие народы, не имеющие государственности. Вроде бы то же самое пытался сказать Синанян, но у него не получилось. Более того, нельзя надеяться на пассивную позицию и какие-то результаты исходя из нее. Это та же глупость, как и надежда «создать хорошую инвестиционную среду – и тогда придут инвестиции». Да, инвестиционная среда (подкрепленная политическим положением и многими другими факторами) Нидерландов и Великобритании, а также США, притягивает инвестиции, но у Армении это не так и так не будет. Надо проактивно работать, искать всех потенциальных инвесторов, пытаться их привлечь, в том числе, частными условиями, и то же самое делать с потенциальными иммигрантами из числа таргетируемых групп. Сами они не поедут, а куда они поедут – они уже и так едут в те страны, которые действительно для них предпочтительны на сегодня.

 

По прошлой и нынешней политике в отношении диаспоры

Поскольку по репатриации и иммиграции мы разобрались (лишь тезисно, это куда более длинный разговор), пойдем дальше. Заре Синанян сделал еще одно заявление – о том, что «30 лет … умышленно не проводилась политика репатриации». Это заявление выглядит еще менее адекватным. В нем есть зерно истины, состоящее в том, что действительно, много времени было упущено. Но надо отдавать себе отчет – если прошлые власти не смогли прекратить/предотвратить массовый отток населения, то говорить о репатриации (причем не штучных профессионалов, а в демографических масштабах) вообще не имеет смысла.

Причем причины, почему не смогли не так важны, это могут быть субъективные причины, а могут быть и объективные. Поскольку действительной причиной большей части миграционного потока является экономическая ситуация, то эту причину в наибольшей мере следует считать объективной. (см. Миграция из Армении. Опыт моделирования). Учитывая, что, к примеру, Латвия, Литва, Албания, Болгария, Румыния, страны б. Югославии, Молдова, Украина, Беларусь (в меньших масштабах) Грузия, Азербайджан, страны Центральной Азии (за исключением Казахстана и Таджикистана), также сталкиваются с сопоставимой по масштабам эмиграцией (учитывая ряд особенностей), эмиграцию и отсутствие иммиграции, следует считать объективным обстоятельством в наибольшей мере.

Да, совсем исключить субъективный фактор нельзя. Конечно, и в 1990-е, и в 2000-е, и в 2010-е, (как, собственно, и сейчас), были ошибки в экономической политике, что замедляло экономический рост и в конечном счете способствовало эмиграции. (см. также: Изнанка "Кавказского тигра". Ошибки экономической политики Армении в 2000-е гг. и уроки для нынешнего кризиса; Политическая экономия Армении, социально-экономические проблемы и причины «Бархатной революции» 2018 года). Однако был и субъективный фактор. В 1990-е гг. тогдашняя власть боролась с Дашнакцутюн и вообще максимально не приветствовала участие диаспоры в делах Армении. А в 2011 году премьер-министр проговорился, что эмигрирующие отправляют в Армению деньги, а останься они в Армении, бунтовали бы. Закон о двойном гражданстве был принят только в 2007 году. В 2008 году было создано министерство диаспоры, пусть и со слабым финансовым и кадровым обеспечением. В то же время, на протяжении 2000-ых гг. проводились спортивные мероприятия с участием диаспоры, привлекались инвестиции и проводились совместные экономические проекты, в 2010-е гг. в Армению привозили молодежь из диаспоры (над чем тогдашние оппозиционеры ехидно смеялись), в 2012-5 гг. были попытки помочь с обустройством беженцам из Сирии, а в 2017 году началась разработка Закона о репатриации. Сказать, что ничего не делалось, нельзя. Можно сказать, что делалось мало и поздно.

А что делается сейчас? Под разговоры о 5-миллионной Армении, как уже сказано, сокращают провинциальные роддома, что не имеет оправдания. Министерство опустили до уровня комитета, и если кто-то думает, что в диаспоре на это никто не обратил внимания, то зря. См. также: Почему планируемое сокращение госаппарата в Армении – плохо. Довольно слабые результаты получились и на телемарафоне: Всеармянский фонд-марафон собрал мало денег в 2019 году. Причины. После всего, еще и аппарат уполномоченного по вопросам диаспоры попал под сокращение, а часть сотрудников были переподчинены другим министерствам. Да, нынешний руководитель более квалифицированный, чем предыдущая, он сам выходец из диаспоры, и не обременен комплексами типа «не общаться с представителями АРФ», как предшественница, но этого недостаточно. Без денег, поддержки всего госаппарата и квалифицированного кадрового обеспечения, задачи, которые он сможет выполнить, будут очень незначительными. А время идет, и из 28 лет армянской независимости, 2 года прошло уже при нынешних властях, и нельзя сказать, что как-то особенно успешно. Надо помнить: потенциал диаспоры большой, но он сокращается с каждым годом, поскольку диаспора теряет связь с Арменией. По меньшей мере надо стремиться сохранить эту связь, чтобы, соответственно, сохранить потенциал.

 

Грант Микаелян

Погода на Кавказе
Android badge Ios badge
TopList