апр. 21 2011, 10:00

"Нельзя, чтобы чиновник от религии, сидя в Махачкале, определял, кого отправить в хадж с горного аула"

И.У.: Вы нащупали ахиллесову пяту всей этой системы. Это абсолютно верно, потому что нужно признать две вещи: с одной стороны, это достаточно скоординированная и согласованная, базирующаяся на взаимопонимании всех духовных управлений деятельность в рамках Совета по хаджу. Это там, где представлены руководители наиболее крупных хадж-республик, а также Совет муфтиев России, Центральное духовное управление мусульман, Координационный центр мусульман Северного Кавказа. У нас не возникает каких-то вопросов, в том числе, когда в 2010 году, по предложению представителей Чеченской Республики, Татарстана было принято решение об увеличении квоты Дагестана, которая составила 6000 человек, была официально увеличена до 8000 человек, а фактически в 2010 году выехало более 13000 человек. Это были всегда согласованные решения. Но есть и системное противоречие. Оно заключается в том, что квота не выделяется духовному управлению - она выделяется РФ.

Г.Ш.: На 20 миллионов мусульман?

И.У.: На них 20500 человек. Это межгосударственное соглашение, двухстороннее. С той стороны контрагентом является Министерство по делам хаджей Саудовской Аравии. В СА и целом ряде других государств, - - для этого есть специальное государственное ведомство: в Турции, например, Управление по делам религии этим занимается, соответствующий орган государственного управления есть в Иране, в Индонезии…

Г.Ш.: А у нас?

И.У.: У нас - нет. Поэтому у нас существует комбинированная система, когда квота выделяется государством, но эта квота - для мусульман, это все же сфера деятельности духовных управлений. Вот эту квоту мы распределяем среди духовных управлений мусульман. Государство уже в это не вмешивается. Мы отработали самолеты, транспорт, - это все проговаривается. Помимо базового рамочного соглашения, еще четыре соглашения подписаны с автоперевозчиками, с агентством, которое занимается размещением, и т.д. На основании этих документов дальше начинает разворачиваться работа внутри. В этой части государство присутствует - и не просто присутствует, а берет на себя значительную долю организационных мытарств. К этому процессу подключаются Администрация Президента, Аппарат Правительства, министерства, ведомства. Переговоры, визы, паспорта, транспорт, вакцинация, более предпочтительные условия и прочее, прочее, прочее. Можно об этом поговорить.

А вторая часть - это распределение. Распределяются квоты среди духовных управлений. Совет хаджа, который был образован в 2002 году, включал четыре республики: Дагестан, Татарстан, Чечня, Ингушетия. И три координационных центра: Совет муфтиев России, Центральное духовное управление мусульман, Координационный центр мусульман Северного Кавказа. Вот эти семь субъектов.

Как действовала схема дальше и как она еще продолжает действовать? Духовное управление, а не государство рекомендует туроператора, и поэтому система в этой части является закрытой, непрозрачной, неконкурентной - и отсюда вытекают все остальные вопросы. Это очень трудный момент, связанный с тем, что можно заниматься улучшением - и мы обязательно будем этим заниматься, и в прошлом году определённые жёсткие требования ставили, и в этом году, - но система должна быть несколько другой. Когда появится конкуренция среди туроператоров, тогда произойдет системное понимание затрат и той маржи, прибыли, на которую может туроператор рассчитывать. Потому, что без прибыли это достаточно большая головная боль.

Вот здесь есть проблема. Отчасти эта проблема связана с тем, что деятельность туроператоров носит информационно-закрытый характер. Многое из того, что высказывают и паломники, и СМИ, происходит от отсутствия информации. Потому, что некоторые из тех вопросов, которые возникают, могут быть объяснены, - с чем-то можно соглашаться, что-то нужно отклонять, но объяснять это необходимо. Люди должны знать, за что они платят, и какие услуги они за это должны получить.


Полный текст

Комментарии (1)

Android badge Ios badge
TopList