май 16 2016, 18:26

Джихад на экспорт? Северокавказское подполье и Сирия

Насколько известно, важные агенты и идеологи ИК  тоже живут в Турции, включая тех, кто организует финансирование ИК (организация признана в России террористической, ее деятельность запрещена судом - прим. "Кавказского узла") и переброску его боевиков в джихадистские группировки, воюющие на территории Сирии не в составе ИГ (организация признана в России террористической, ее деятельность запрещена судом - прим. "Кавказского узла"), и обратно 62. Утверждается, что самый известный идеолог ИК Мовлади Удугов очень скрытно живет в Стамбуле с 2000 года. По сообщениям, некоторые видные боевики ИК ездили туда лечиться после ранений. Российские власти обвиняют турецкую НПО «Имкандер» в поддержке ИК, что та отвергает, хотя она организовывала акции в поддержку агентов ИК и конференцию в 2012 году, которая приветствовала Докку Умарова 63.

Более серьезные угрозы безопасности таких фигур исходят из других источников. В октябре 2015 года в районе Стамбула Каяшехир, где проживает много выходцев с Северного Кавказа, был застрелен Абдулвахид Эдильгериев — представитель ИК в Турции. Он стал восьмым связанным с подпольем чеченцем, убитым в Турции с 2003 года. Турецкие следователи подозревают российские спецслужбы. Однако источник в турецких силовых структурах утверждает, что российские спецслужбы для исполнения убийств используют  наемных убийц и между исполнителями и заказчиками обычно — три-четыре звена посредников, поэтому почти невозможно доказать связь 64. По состоянию на начало 2016 года под суд отдан лишь один подозреваемый предполагаемый убийца 65. Сообщалось, что за убийством и арестами салафитов последовал новый заметный отток выходцев с Северного Кавказа из Турции в Сирию 66.

Россия обвиняет Турцию в том, что она не занималась сдерживанием не только северокавказских, но и всех суннитских радикалов, воюющих против Асада, пока в самой стране не случились теракты. Как пишут в группе взаимопомощи в Фейсбуке «Депортационные тюрьмы Турции», созданной мигрантами с Северного Кавказа (некоторые из них сами прошли через тюрьмы), задержания время от времени происходили, но до атак в Турции в 2015 году к сторонникам ИГ (организация признана в России террористической, ее деятельность запрещена судом - прим. "Кавказского узла") относились с определенной снисходительностью. Представители турецких властей свою снисходительность отрицают:

«Обычно у нас нет конкретных улик, поэтому мы можем только депортировать, причем основываясь на шатких юридических основаниях. Мы поступаем на свое усмотрение, но если человек захочет оспорить решение, во многих делах он сможет это сделать […] Люди, связанные с ИГ (организация признана в России террористической, ее деятельность запрещена судом - прим. "Кавказского узла"), хорошо обучены тому, что им надо говорить турецким властям о том, как и почему они попали в Сирию. Они знают, как использовать бреши в законодательстве, из-за чего их трудно задерживать» 67.

Как бы то ни было, большинство джихадистов с Северного Кавказа в Ираке и Сирии попали туда через Турцию. «Очень мало людей приехало в Турцию без ясных причин. Многие использовали ее для переправки в Сирию, — сказал журналист с Северного Кавказа. — Кто-то радикализовался позже, но точно так же они могли радикализоваться и у себя дома. При этом огромная община живет мирно, учится и работает; все, кто хотел устроиться на работу, устроились» 68. Ему вторит дагестанский мухаджир: «Я думаю, проблемы с интеграцией в Турции способствовали радикализации не больше чем в 20% случаев. Большинство уехавших воевать из Турции было предрасположено к радикализму еще до своего приезда сюда» 69.

D. Сирия, Ирак и выходцы с Северного Кавказа

Дагестанцы и чеченцы — основные этнические группы среди российских джихадистов в Сирии, однако помимо них там воюют ингуши, черкесы, карачаевцы и балкарцы, крымские татары, башкиры и этнические русские. Конфликт разворачивается на множестве фронтов и на десятках локализованных театров военных действий, где маленькие вооруженные группировки, в том числе джихадистов, воюют, образуя союзы с более крупными. Такие формирования часто раскалываются и объединяются, отдельные боевики переходят от одного командира к другому. Отслеживать эти изменения и оценивать боевые возможности группировок трудно. Даже будучи частью крупных групп, выходцы с Северного Кавказа предпочитают держаться вместе. Большинство из них говорит только на родном языке и на русском и чувствует себя в изоляции среди арабоговорящих товарищей, так что они стараются сформировать собственные маленькие группы или подгруппы 70.


Полный текст

Комментарии